Астрахань: рыбная столица России на старинных открытках

Первая часть материала о добыче и переработке рыбы в Астраханской губернии из статьи коллекционера С. Львова.

Коллекционирование дореволюционных открыток, как часть направления филокартии, дает многое понять о жизни наших предков, в том числе на территории Нижней Волги, где основным направлением хозяйства исстари было рыболовство. Статья астраханца Сергея Львова, вышедшая недавно в №62 журнала «Филокартия» под названием «Астрахань — рыбная столица Российской империи», прекрасно показывает жизнь того времени на примере имеющихся в коллекции автора открыток. Мимо такого материала мы пройти просто не имели права, поэтому решили познакомить с ним и читателей краеведческо-новостного портала «Астраханский листок».

Уже первые издатели астраханских открыток, В.А. Сергеев и Л. Шарбер, уделяли рыбной тематике большое внимание. Нижегородский фотограф-издатель М.П. Дмитриев посвятил ряд открыток астраханскому рыболовству в своих знаменитых волжских сериях. Накануне революции 1917 г. рыбные сюжеты регулярно присутствуют в открытках московского издателя Артура Рериха, плодовитого астраханского фотографа И.М. Бочкарева, а также в выпусках М.Л. Винникова, Д.И. Бирюкова, J.J.W и ряда мелких астраханских издателей. Такое внимание к рыбе и рыболовству в астраханских открытках было вполне естественным и объяснимым, поскольку обуславливалось всероссийской славой Астрахани, как рыбной столицы Российской империи.

В первом десятилетии 20 века в Каспийском море с низовьями впадающих в него рек добывалось ежегодно рыбы больше, чем в любом другом море России (в среднем 32,5 миллионов пудов, что составляло 52% русской и 11% мировой добычи. На долю Астраханской губернии из этого количества приходилось в среднем 15 миллионов пудов, или 25% добычи всей Российской империи, или 5% мировой). Среди добываемых видов рыбы преобладала сельдь, составляющая не менее 42% от общего морского и речного улова, а также вобла — 38%. Рыбы осетровых пород (белуга, осетр, севрюга и стерлядь) составляли не более 2%. На остальные виды рыб (судак, сазан, лещ и пр.) приходилось 18%.

А. Н. Штылько в 1896 г. в окулярном до наших дней путеводителе «Иллюстрированная Астрахань» писал: «Тон рыбному промыслу астраханскому задают теперь селедка и вобла, главное, селедка. Народ, проходы, рыболовные орудия — сосредотачиваются весною, в апреле на рыбных промыслах (речных, в устье Волги) в ожидании вход сельди в реку, для икрометания. Рыба идет «косяками» и в несколько дней решает судьбу рыбопромышленник. Хорошо ловил — нажился, разбогател: не войдет сельдь в реку в большом количестве, или пройдет в каком-нибудь другом месте, где ее менее всего ожидали и терпят промышленник, рабочие, а за ними и город, и весь край. Плохой улов — плохие дела везде».

С приближением 20 века доля речных рыбных промыслов в общем улове рыбы в Волжско-Каспийском бассейне постоянно уменьшалось в пользу морского промысла. Массовый переход ловцов в конце 19 — начале 20 века на морской промысел объяснялся стремительным истощением рыбных богатств реки Волги и ее притоков. Хотя на плесах от Казани до Самары и от Самары до Камышина в ту пору ежегодно и вылавливали до 1 миллиона пудов разной рыбы, но это была, что называется, «капля в море» по сравнению с уловами в дельте Волги и особенно с каспийскими морскими уловами. Немудрено, что добыча и переработка рыбы для жителей Астраханской губернии в конце 19 — начале 20 века считались основным занятием населения, все остальные отрасли хозяйства носили либо вспомогательный характер, либо играли в экономике края второстепенные роли.

Главнейшим собственником нижневолжских рыболовных вод являлось российское государство, которое сдавало с торгов все многочисленные рыболовецкие участки дельты и моря, которые находились в его непосредственном управлении. Остальные участки исторически оставались закрепленными за самыми различными пользователями, среди которых было Астраханское казачье войско, главное управление калмыцким народом, крестьянские и мещанские общества, городское самоуправление, приказ общественного призрения, крупные монастыри Астраханско-Енотаевской епархии. Особую же группу владельцев астраханских вод составляли частники, которые либо унаследовали свои владения от крупных сановников еще екатерининских времен, получивших свои угодья за верную службу согласно указам самой императрицы, либо купцы, купившие или арендовавшие рыбные угодья у тех же наследников. О них мы поговорим более предметно, но уже в следующей части нашего материала.

Продолжение — ЗДЕСЬ.

 

Михаил Пулин

СМИ сетевое издание «Астраханский листок» (свидетельство Роскомнадзора ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019 г.). 16+ Учредитель и главный редактор: Путилина И. В. E-mail: astralist.info@yandex.ru Тел.: 8-937-120-9050