Погода world-weather.ru
Прогноз погоды в Астрахани

Тайна «летнего дворца» Петра I в Астрахани (часть 1)

Поделитесь материалом:

Место его нахождения известно и до сих пор пока не застроено.

Знатоки астраханской истории знают, что будучи в Астрахани, первый российский император проживал в так называемом Летнем дворце, специально отстроенном для него. Об этой загородной резиденции Петра I нет сведений ни в трудах по истории архитектуры, ни в петроведческих исследованиях. При этом ни одна другая загородная петровская резиденция в то время, кроме столичных дворцов у Невы и Фонтанки, не носила такого названия — Летний дворец. Так, Походный журнал 1722 г. называет его «новым домом в виноградных садах», «домом загородным, краткий дневник пребывания Петра I в Астрахани — «летним Императорского Величества новопостроенным Астраханским двором вниз по Кутумове реке», а записки шотландского врача Джона Белля, сопровождавшего царя в походе, — «увеселительным домом в окрестностях…».

Петр провёл в астраханском Летнем дворце два напряжённейших месяца летом и осенью 1722 г.: с 19 июня по 18 июля готовил здесь Персидский поход, а с 4 октября по 5 ноября поправлял по возвращении из похода пошатнувшееся здоровье, «работал над ошибками» прерванной из-за непредвиденных трудностей военно-морской кампании, готовил её продолжение. Подчеркнём, что дворец создавался вовсе не на два месяца. Петр ведь не готовился к смерти в 53 года; документы, выявляемые сегодня в архивах, говорят о его обширных планах на будущее, например — о намерении прибыть в Астрахань весной 1725 года для продолжения «персидских дел». А значит, резиденция на Кутуме ещё не раз должна была послужить государю…

Как сообщалось в «Астраханских губернских ведомостях» в 1838 г., Петр I «прибыл в Астрахань в 15 день Июня, в 4 часа по полудни, 1722 года. Еще до приезда Государева, бывший тогда в Астрахани Губернатором А. П. Волынский приказал деревянные домы в Кремле снести; очистил место для построения дворца; загородный же дом для Императора сооружен был в саду, ниже городка Ямгурчеева (Огургево), по течению реки Кутума (Часть дворцовых зданий до сих пор видна также на бугре Парабочевом. В 1756 году эти строения взяты Премьер-майором Порабочем в ведомство казенных садов. Теперь тут заведения Приказа Общественного Призрения.)».

После самодержца, как отмечает петербургский историк Елена Гусарова, дворец на Кутуме использовали беспорядочно: селили то персидского посла Измаил-бека, то грузинского царя Вахтанга VI с семейством, то помощников губернатора, то местного аптекаря с учениками. В елизаветинское время «казённый дворец», как его стали называть, «пришел в конечную ветхость» и угрожал задавить стоявших здесь в карауле солдат. Задуманный было ремонт, прикинув стоимость, отложили, лишь укрепив углы подпорками. В 1770-е гг. дворец разобрали, сад перешел в частные руки, а потом и само место загородной петровской резиденции было забыто.

Однако местные знатоки о том, что такой дворец существовал, писали. В первой трети XIX в. составитель астраханской Ключаревской летописи, ссылаясь на «древния записи Соборного и Консисторского архивов», поведал о деревянном двухэтажном дворце, выстроенном для Петра «в саду ниже Ямгурчеева городка, по течению реки Кутумовой, на правой стороне». В 1849 г. известный историограф русского флота А.П.Соколов, служивший несколько лет в Каспийской флотилии и живший в Астрахани, собрал сведения о петровском дворце у старожилов, попытался определить его местоположение на берегу Кутума и даже нанёс на план города 1809 г. Однако, как теперь понятно, место указано им не совсем верно, с погрешностью около 800 м. В 1994 г. астраханский краевед А.С.Марков рассказал о загородном дворце Петра, используя материалы местного архива, отражающие некоторые подробности строительства дворца и истории его разрушения. Все эти сведения, тем не менее, не дают представления об архитектуре дворца; не случайно Марков сетует: «Не удалось отыскать ни рисунка, ни чертежа, ни даже наброска…». Другое издание констатирует: «Описания царского дворца на Кутуме не сохранилось».

Историк Гусарова отмечает, что ей удалось обнаружить чертежи, показывающие не только точное местонахождение летнего дворца Петра I в Астрахани, конфигурацию участка царской резиденции, расположение её построек, но и пятно плана дворца, рисунок его фасада, что даёт возможность судить об архитектуре. Это карта «Слияние рек Волга и Кутумова близ Астрахани», датируемая началом 1720-х гг. Здесь не нанесены ни город Астрахань, ни русло Волги полностью, ни дальнейшее течение протока Кутум; показана лишь гидрография — своего рода «маршрут» следования из Волги по верхней части Кутума. Зато даны промеры глубин, а главное — изображено несколько построек на берегах. Одно из таких изображений — пиктограмма с надписью «Летней дворец»; ею, собственно, и заканчивается вышеозначенный «маршрут».

Таким образом, хотя чертеж не имеет аутентичных названия, подписи и даты (надпись на обороте листа «Conflant des Rivieres de Volga et de Koutumova pres d`Astracan» поздняя, 1730-х годов, и принадлежит сотрудникам Географического департамента Академии наук, а не составителям чертежа), можно утверждать, что он сделан к прибытию в Астрахань Петра I и главное его назначение — показать водный путь к царской резиденции. Самое же важное заключается в следующем. Убедившись, что пиктограммы других построек на чертеже («Ивановский монастырь», «Круглая башня») отражают реальные черты этих сооружений, а также вспомнив о давней практике, существовавшей и в России и в Европе, помещать на планах городов и местностей вполне реалистичные изображения отдельных построек, мы понимаем, что изображение астраханского Летнего дворца — не абстрактный топографический знак: оно дает реальное представление о здании. Хотя и схематичное, оно несёт вполне определённый и даже узнаваемый образ.

Мы видим «регулярный» симметричный фасад в три оси, увенчанный «гребешком» массивной балюстрады. Пропорции здания, скромность его композиции заставляют вспомнить о столь любимых Петром голландских домиках, об увлечении царя голландской архитектурой. Современники не раз отмечали сходство резиденций царя с домами голландских бюргеров: «небольшой домик в саду, голландского фасада» — о Летнем дворце на Фонтанке; «маленький домик на голландский манер» — о первом Зимнем дворце у Невы. Да и сам Пётр наставлял русских архитекторов: «Надобно тебе в Голландии жить… и выучиться маниру голландской архитектуры…» — из письма Ивану Коробову от 7 ноября 1724 г.

Поэтому пиктограмма «Летней дворец» на плане «Слияние рек Волга и Кутумова» вызывает в памяти историка вполне конкретный образец голландской архитектуры. Это один из любимых объектов Петра в таком роде — загородная усадьба купца Христофора Бранта. Будучи в Голландии, русский царь неоднократно её посещал. Именно в его честь владелец, живший и торговавший в Московии, познакомившийся с Петром, ставший по возвращении на родину его резидентом в Голландии и получивший от него дворянский титул, назвал своё имение на реке Фехт Петербургом. Автором усадьбы был модный в то время голландский архитектор Симон Схейнфут, чьи проекты так нравились Петру, что он держал их издание в своей библиотеке. Утверждают, что Петр лично познакомился со Схейнфутом, который славился не только как специалист по архитектуре загородных домов и садов, но как рисовальщик, гравёр и поэт, а также «великий коллекционер»: часть его собрания древних монет и «натуралий» была приобретена для петровской Кунсткамеры. Считается также, что Схейнфут помогал России готовить архитектурные кадры.

Чрезвычайно важен и тот факт, что Брант подарил Петру подробный чертёж своей загородной усадьбы, роскошно исполненный её создателем. На нем можно уловить сходство «речного» фасада усадебного дома на Фехте с запечатленным пиктограммой фасадом дворца на Кутуме. Те же пропорции основного объема здания, те же три оси на главном фасаде, та же симметрия: по одному окну по сторонам от акцентированного входа. Сопоставимы завершения зданий: в голландском варианте это высокая кровля с люкарной-фронтончиком по центру, увенчанная трубами-дымоходами, в астраханском — пластически активная сквозная балюстрада над венчающим карнизом. Сходство между усадьбой на Фехте и резиденцией на Кутуме можно увидеть и в асимметричной форме участков, и в неосевой постановке дворца (главного дома), и в расположении пристани — все эти особенности астраханской загородной царской усадьбы зафиксированы обнаруженными в Петербурге планами Астрахани середины XVIII в.

На планах 1744-1746 гг. видны сады на берегу Кутума с остатками построек царской усадьбы

Кардинальное различие заключалось в особенностях рельефа. Усадьба Бранта располагалась в низкой заболоченной местности, на осушенном польдере Кейер; её территория представляла плоскую поверхность, включавшую элементы мелиоративной системы. А резиденция Петра на Кутуме была устроена на узкой протяжённой возвышенности — Скакольном бугре, поднимавшемся между реками Кутум и Криуша, а также водами Белого ильменя (название бугра происходит от «скаколей» или «скакулей», как называли в XVII веке качели определённой конструкции; бугор был местом традиционных игр и развлечений во время праздников и гуляний на Троицу, в Семик, Петров день, Масленицу). Царский дворец стоял на верхней площадке этого бугра, уступами спускавшегося к Кутуму.

Продолжение читайте ЗДЕСЬ.

 

Михаил Пулин
По материалам статьи Е.В. Гусаровой «Летний дворец Петра Первого в Астрахани»

Яндекс.Метрика (16+) Св. о рег. СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019.  Гл. редактор Путилина И.В. Тел. 8-937-120-9050, e-mail: astralist.info@yandex.ru