Пот и слезы: из истории астраханского соляного промысла

Сейчас нам достаточно зайти в магазин и купить любую соль — йодированную, с травами, обогащенную микроэлементами и это будет один из самых дешевых товаров на прилавке. А вы знаете, насколько тяжело она давалась раньше? Более того, история соляного промысла — это сплошная череда подкупов, убийств и несправедливости.

Еще Барбаро и Контарини, посетившие Московское государство в XV веке, упоминали о соляных промыслах. По известиям первого автора, на берегу Бакинского (Каспийского) моря встречается весьма много солончаков, и москвитяне каждый год отправляют свои суда в Цитрахань (Астрахань) за солью. А Контарини утверждал, что недалеко от Астрахани находится соляное озеро «столь обширное, что добываемой из него соли достаточно было бы для продовольствия большей части вселенной».

Грамотами 1584 и 1616 гг. Свияжскому Богородицкому монастырю дозволено было иметь на Волге судно и ездить в нем в Астрахань по соль и по рыбу беспошленно. Вознесенскому монастырю в 1624 г. представлено было право в Астрахани «сгребать на соляных озерах по 10 тыс пудов соли беспошлинно». Троицкий Астраханский монастырь отправлял соль, рыбу и другие товары вверх по Волге до Ярославля и по Оке до Калуги. Таким образом, монастыри полностью удовлетворяли свои потребности в соли, а зачастую из Астрахани везли товары не к себе, а просто на продажу с большой выгодой, ввиду отсутствия необходимости оплачивать пошлину.

По словам Флетчера, монахи – «самые оборотливые купцы во всем государстве и торгуют всякого рода товарами». Об активной торговой деятельности монастырей свидетельствовал и тот факт, что торговые лавки «сооружаются  в самих церквах: за алтарем и церковной паперти, под кровом Пресвятой Богородицы». Но в устроенных церковью лавках торговало не духовенство, а посторонние лица («посадские и всякие приезжие люди»), платившие оброк церкви.  

В конце XVI – XVII вв. астраханская соль (бузан) свободно вывозилась в большом количестве по всей России с уплатой незначительной пошлины. До 1626 г. соляная пошлина была натуральной и составляла 1/3 добытой соли. С 1626 г. пошлину стали брать деньгами – по полкопейки с пуда и по 3 копейки за каждую партию в сто пудов. Ради справедливости стоит отметить, что соль с южно-астраханских промыслов поступала в торговлю в плохо промытом виде с примесью горечи и землистых частиц, которые давали соли неопрятный вид. В губерниях России именно такую соль называли буланом и это название не распространялось на элтонскую и баскунчакскую соль.

В Астраханской губернии вольная добыча соли и торговля ею существовали до 1681 г., в котором соляное дело было монополизировано и соляной откуп был отдан в руки Григория Струговщикова с товарищами. При этом эпоха, примыкающая непосредственно ко времени правления Петра Первого, характеризовалась тем, что по меньшей мере 1/3 всех подземельных имуществ находилась в безраздельном пользовании церкви. Действиями Петра Первого духовенство было лишено всех финансовых и судебных привилегий.

В книге Александра Маркова «Соленое царство» мы можем прочитать о том,  что в 1705 г. Герасим Юрьев написал царю Петру I пространное письмо об астраханских озерах: «Как на тех озерах от солнечного горячества соль садится, и как ту соль с тех озер брать, и в каких городах пристойно продавать…» О высоких качествах самосадочной соли узнал известный солепромышленник Г. Д. Строганов, владелец родовых вотчин и жалованных земель. Он-то и занялся разработкой новых соляных озер. Однако в 1710 г. в сенат было подано донесение того же астраханского купца Герасима Юрьева: 

«…Мы, Иван Масанов, Василий Лакалов, Дмитрий Базанов, да я, раб твой, сообщаем, что он, Григорий Строганов, и прочие соляные промышленники, не боясь бога и не радея тебе, великому государю, берут в Поместном приказе подрядом за соль цену за всякий пуд мало что не вдвое… И он, Григорий Строганов, и прочие соляные промышленники против настоящей цены возьмут в Нижнем передаточных денег из твоей великого государя казны тысяч с полтораста и больше».

Получив это доношение, сенат поручил думному дьяку Автомону Ивановичу провести расследование. Но по неизвестным причинам думный дьяк вскоре умирает. А по прошению Григория Строганова три свидетеля, приведенные астраханским купцом, были схвачены, биты кнутом и сосланы на каторгу. Сам Герасим Юрьев избежал наказания, так как до принятия этого решения был по государеву указу направлен в Персию для закупки шерсти для нужд суконного двора в Москве. Но Строганов боялся оставить на свободе такого человека, как Герасим Юрьев. Он знал его как человека настойчивого, могущего дойти с челобитной до самого государя. Поэтому люди Строганова по дороге в Москву схватили астраханского купца и сами отвезли в Поместный приказ, где все чиновные ярыги были уже подкуплены Строгановым. 

Остается удивительным, как из застенка столь страшного приказа Герасиму все же удается подать новое доношение на имя царя, где он разоблачает Строганова и служилых людей приказа: «…без указу бит я кнутом безо всякой пощады, и ссылают в ссылку на каторгу без вины, напрасно, по челобитью Григория Строганова за то, что доносил тебе, великому государю, на него, Григория, о соляном подряде правду». Петр велел отправить на соляные заводы Строганова стольника Плещеева, комиссара Вараксина и челобитчика Юрьева.

В 1722 г. Петр I посетил Астрахань лично. Нельзя не отметить особую активность и изобретательность, которую проявил купец Курочкин. Дворец императорский, построенный как раз к приезду царя, находился в 200 саженях от жилища купца. «Нарядив в праздничное платье 12 человек из своих работников и дав каждому из них по тысячи серебряных рублей, Курочкин направился во дворец. Это было по утру, когда монарх встал с постели и по своему обыкновению прогуливался по балкону. Заметив идущих гостей, Петр не мог понять причины столь раннего посещения. Между тем, Курочкин вступил уже в комнаты дворца, и оставив товарищей своих в передней, смело вошел в залу, где находился император. Увидев Государя, Курочкин пал на колена и с чувством верноподданического радушия произнес: «Отцы и деды учили нас поздравлять приезжих с хлебом и солью: прими их от меня Государь, как дань истинного усердия». А где же твои хлеб и соль? Спросил с улыбкою Император. Курочкин тотчас отворил двери прихожей комнаты и работники повергли в стопам изумленного Монарха принесенными ими деньги».

Действия купца привели к превосходному результату. Петр Первый со своей супругой, со всем придворным штабом нанесли ответный визит купцу. Правда немало они подивились, когда войдя во двор, ничего более не приметили кроме стеклянных дверей и высокого забора. Августейших гостей пригласили в землянку, где были довольно просторные комнаты, убранные дорогими персидскими коврами и уставленные дорогой мебелью. Хозяин дома сидел рядом с императором, рассуждал про торговые дела. Супруга Курочкина в благодарность за посещение, под конец встречи поднесла Монарху серебряный сосуд, наполненный золотыми деньгами. Ну что сказать, тогда эта ситуация рассматривалась так, что само провидение указывало императору на людей, преисполненных преданности к престолу. Да, да! Петр Первый пожаловал купцу соляные озера, лежащие от Астрахани в 40-50 верстах. В Астрахани раздался громкий лязг, это остальные астраханские купцы дружно и безуспешно попытались укусить себя за локти.  

Император Петр II в 1727 году, согласно доношению Комиссии по Коммерции, объявил добывание и продажу соли вольным промыслом, повелел прекратить продажу ее из Казны. Соляные доходы с этого времени должны были состоять исключительно из пошлин, платимых частными лицами с соли, идущей на продажу. Если цены на соль «отягощали народ», то Камер-Коллегия обязана была «оное придерживать, сыскивая пристойные способы».

Продолжение читайте во 2-й части: https://astralist.info/archives/7156.

 

Ирина Можайская

СМИ сетевое издание «Астраханский листок» (свидетельство Роскомнадзора ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019 г.). 16+ Учредитель и главный редактор: Путилина И. В. E-mail: astralist.info@yandex.ru Тел.: 8-937-120-9050