Визит императора Александра II на астраханский рыбный промысел в село Житное. Часть 2

Мы публикуем заключительную часть вышедшей в 1872 году в С.-Петербурге брошюры «Посещение Государемъ Императоромъ въ 1871 году Житного рыболовного промысла на Каспийском море принадлежащего Коммерции советникамъ Сапожниковымъ». Надеемся, оставленные нами в тексте яти не слишком затруднили вам чтение — так мы попытались передать вам слог того времени.. 

По выходе Государя изъ икорнаго отделения, владелецъ промысла осмелился просить Его осчаст­ливить посещениемъ промысловый домъ. Его Величество, съ свойственной Ему приветливостью, отвечалъ: — „Непременно, очень рад» — и пошелъ отъ плота, по дамбе, устроенной на сваяхъ, устланной тесомъ и убранной флагами, къ дому. Народъ, толпившийся на всемъ пространстве между плотомъ и домомъ, приветствовалъ Его радостными криками, а крестьяне трехъ соседнихъ волостей поднесли на деревянномъ, резномъ блюде, хлебъ-соль, которую Государь изволил благосклонно принять. Окинувъ взглядомъ выставленные около ледника образцы всехъ рыболовныхъ орудий и коренной рыбы, Его Величество обратилъ внимание и на самый ледникъ; г. Сапожниковъ, объяснивъ Ему назначение этой огромной постройки, поспешилъ предупредить, что туда нельзя войти, вследствие холода и сырости. Когда Государь, пройдя через домъ, вступил въ павильонъ, г. Сапожниковъ спросилъ Его:

«Ваше Величество, что вамъ будетъ угодно: у меня приготовленъ кофе и чай».

«Прошу дать Мне чаю»— сказалъ Государь.

Тотчасъ же Ему былъ поданъ, на серебряномъ подносе, чай, въ чашке иностраннаго фарфора, с хрустальнымъ дномъ, на которомъ весьма искусно нарисованъ портретъ Императора Александра 1-го. Чашка зта, очень редкая, хранится въ домъ Сапожниковыхъ уже несколько десятковъ лътъ. Вследъ за темъ, хозяинъ поднесъ Ему несколько коробокъ съ папиросами и сигарами, которые Его Величество, обыкновенно, куритъ. Государь, повидимому, остался очень доволенъ такою предупредительностью и сказалъ

«Да ты позаботился привезти Моихъ папиросъ и сигаръ; благодарю».

— Кушая чай, Его Величество любовался живо­писной картиной взморья, открывавшейся изъ па­вильона, и неоднократно удостоивалъ обращаться къ владельцу промысла съ вопросами:

«Скажи Мнъ Сапожниковъ, какъ мы должны выйти отсюда на девяти-футовую глубину?»—спросилъ Государь.

«Ваше Величество, Вамъ нужно идти отсюда обратно къ нашему промыслу Харбай, а потомъ выйдти вотъ такимъ путемъ»,—отвечалъ г. Сапожни­ковъ, указывая на близъ лежащую местность, и при этомъ предложилъ Государю зрительную трубку; но Государь отказался, сказавъ, что видитъ все хорошо простымъ глазомъ.

Действительно, дальнозоркость Государя заме­чательна: Онъ могъ не только рассмотреть изъ па­вильона домъ на Благословенномъ промысле Сапожниковыхъ, отстоящемъ отъ Житнаго въ шести верстахъ, но даже безошибочно определилъ его фасадъ.

Продолжая разговоръ, Его Величество спрашивалъ: — «Что это за название промысла Харбай?’ —«Калмыцкое, значащее по русски „большая бе­луга»—отвечалъ г. Сапожниковъ.
«А почему этотъ промыселъ называется Житнымъ?»
Г. Сапожниковъ сообщилъ Его Величеству предание о происхождении названия Житнаго, которое приведено нами въ начале этой статьи.
«Отчего здесь молитвенный домъ, а не цер­ковь?,,
«Потому, собственно, что здешние жители принадлежать, большею частью, къ секте поморцевъ, а для православныхъ есть церковь въ Харбае, где устроена также и школа для ловецкихъ детей » , — отвечалъ г. Сапожниковъ.
«Сколько у васъ ловцовъ и рабочихъ и какое количество употребляете вы соли на посолъ рыбы и какия получаете пользы отъ рыбныхъ ловель вашихъ?» 
«Соли употребляется у насъ, въ течении года отъ 200 до 300 тысячъ пудовъ. Пользы же рыбнаго дела нашего зависит отъ улова рыбы: если она ловится хорошо, то мы остаемся, благодаря Бога, совершенно довольны и имеемъ возможность содер­жать до пяти тысячъ человъкъ ловцовъ, рабочихъ и вообще служащихъ, обезпечивая ихъ платою и содержаниемъ», — отвечалъ г. Сапожниковъ.

«Да ведь это цълый городъ, такая масса на­рода»,— заметилъ Государь, обращаясь къ находив­шемуся около Него Наследнику Цесаревичу, и потомъ, милостиво взглянувъ на г. Сапожникова, сказалъ: — «Благодарю тебя» — и протянулъ ему руку которую тотъ успелъ поцаловать.

Когда Его Величество окончил кушать чай, хозяинъ предложилъ Ему и сопровождавшимъ Его лицамъ что-нибудь позавтракать, но Государь отка­зался; однако слыша общия похвалы завтраку, изво­лилъ подойти къ столу и попробовалъ немного зерни­стой икры. После этого, Его Величество снова обра­тился къ г. Сапожникову и сказалъ:

«Сапожниковъ, покажи Мнъ какъ ловятъ у васъ рыбу снастью».
Владелецъ промысла доложилъ Государю, что онъ еще до прибытия Его на Житный предлагалъ ловцамъ -ехать въ море для лова снастью; но они отвечали ему отказомъ, опасаясь что поездка въ море лишитъ ихъ столь горячо и нетерпъливо ожидаемаго счастия, — видъть Его Величество.

Въ это время, ловцы, тесной толпой окружавшие павильонъ, въ порыве сердечнаго увлечения и желавшия ближе посмотреть на своего любимаго Царя, все болъе и болъе напирали на павильонъ и даже стали разбирать балясины, которыми онъ былъ огороженъ. Государь, увидъвъ это, съ улыбкой ласково сказалъ имъ:

«Друзья Мои, не ломайте хозяйскаго; смотрите въдь «Я здъсь. Покажите Мне какъ вы ловите снастью».

Услыша столь милостивыя слова, многие изъ ловцовъ тотчасъ же бросились отъ павильона бъгомъ къ берегу, съли въ лодки и, не смотря на сильный вътеръ, отважно пустились въ море, соревнуя другъ передъ другомъ въ удали и смълости, чтобъ угодить Его Величеству.

Между тъмъ, Государь продолжалъ говорить съ владъдльцемъ промысла:
«Сапожниковъ, во время Моего путешествия Я получилъ отъ принца Петра Георгиевича Ольденбургскаго телеграмму, которой онъ сообщилъ Мнъ, что Богъ благословилъ его освятить церковь и новое здание Коммерческаго училища. Поздравляю тебя, въдь ты былъ строителемъ его. Дай Богъ всего лучшаго. По возвращении Моемъ буду въ немъ».

Г. Сапожниковъ, глубоко тронутый такимъ высокимъ вниманиемъ къ его трудамъ по постройке училища, кланялся и благодарилъ Его Величество.

Вследъ за темъ Государь Император спросилъ графа Шувалова:
«Не пора-ли намъ Ехать въ море?,,
Эскадръ-майоръ генералъ-адъютантъ Сколковъ поспешилъ ответить, что пароходъ готовъ.

Тогда Государь вышелъ изъ павильона въ залъ и, заметивъ здесь портретъ Александра Петровича Сапожникова, на минуту остановился передъ нимъ.
«Какое прекрасное лице»—произнесъ государь, — «чей это портретъ?»
«Это портретъ покойнаго отца»,—отвечалъ г. Сапожниковъ, — «а эти два: дяди и дъда нашего, родоначальника дома, много содействовавшаго введении въ здъшнемъ крае правильной рыбопромышленности».

«Я помню»,—сказалъ Государь, — «что какой-то купецъ Сапожниковъ, въ бытность Мою, въ 1836 году, въ Вольске, подносилъ Мне хлебъ-соль, въ числе тамошнихъ гражданъ».

«Дядя мой имелъ счастие подносить эту хлебъ-соль и быть удостоеннымъ Вашего высокаго внимания»,— отвечалъ г. Сапожниковъ.

После этого, Государь Императоръ направился къ выходу; но хозяинъ началъ просить Его позволения пожелать Ему счастливаго путешествия и выпить за Его драгоценное здоровье, на что Его Величество согласился. Г. Сапожниковъ, наливъ шампанскимъ три бокала, поднесъ ихъ на подносе Государю Императору, Наследнику Цесаревичу и Великому Князю Владимиру Александровичу. Государь, взявъ бокалъ, сказалъ: — «Пью за здоровье хозяина», а Великий Князь Владимиръ Александровичъ прибавилъ. — «и его отсутствующего брата».

Когда Его Величество ставилъ выпитый бокал на подносе, хозяинъ поцаловалъ Его руку, а Государь его — въ голову, милостиво сказавъ: — «Благодарю за хлебъ-соль». Затемъ, Его Величество вышелъ изъ дома по направлении къ плоту, раскланиваясь съ народомъ, который сопровождалъ Его восторжен­ными криками и сердечными благословениями.

Николай Николаевич фон Биппен

Вступивъ на плотъ, Государь подалъ руку гу­бернатору и сказалъ — «Прощай. Поблагодари астраханцевъ за ихъ приемъ. Я оставляю Астрахань подъ самымъ прьятнымъ впечатлениемъ». Потомъ обратясь къ г. Сапожникову, прибавилъ: — «Благодарю тебя, Сапожниковъ, за все. Ты мнъ доставилъ большое удовольствие. Прощай». Съ этими словами, Государь подалъ ему руку, которую тотъ поцаловалъ, а Государь его въ голову.

Войдя на пароходъ, Его Величество остановился на траппъ. Пароходъ сильнымъ вътромъ такъ при­жало къ плоту, что его съ трудомъ могли оттолк­нуть шестами и снять съ места после долгихъ и дружных усилий. Пользуясь такой остановкой, лов­цы, отправившиеся въ море ловить, по желанию Государя, снастью, успели подъъхать къ пароходу и поднесли Его Величеству пойманныхъ: осетра, белугу, севрюгу и стерлядь. Государь, милостиво поговоривъ съ ловцами, удостоилъ принять отъ нихъ рыбу.

Наконецъ пароходъ двинулся. Народъ, желая хоть на минуту продолжить испытанное имъ счастье и еще разъ взглянуть на обожаемаго Государя, бро­сился бъжать вдоль берега съ громкими и неумол­каемыми криками: ура! Государь Императоръ, оста­ваясь на траппъ, милостиво раскланивался со всеми. Несколько ловецкихъ лодокъ, на всехъ парусахъ, пустились сопровождать пароходъ, который, тихимъ ходомъ удаляясь отъ промысла, черезъ несколько минуть совершенно скрылся изъ виду..!

Утро 5-го Сентября 1871 года, столь знаменательное для торговаго дома братьевъ Сапожниковыхъ, останется навсегда незабвеннымъ въ памяти и сердцахъ техъ, кто имелъ счастье находиться въ этотъ день на Житномъ. Рыбные промысла гг. Сапожниковыхъ были неоднократно удостоены посъщениемъ Высочайшихъ Особъ: такъ, въ 1868 году, Великий Князь Алексей Александровичъ посетил и во всех подробностяхъ осмотрелъ Житный, а въ 1870 году Великий Князь Константинъ Николаевичъ — Икряный; но, со времени устройства частнаго рыболовства на Каспийскомъ моръ изъ всехъ русскихъ Государей Императоръ Александръ Николаевичъ первый осчастливилъ Своимъ вниманиемъ производите­лей этой важной, не только для края, но и для всего государства, промышленности. Милость, ока­занная Его Величествомъ торговому дому Сапожниковыхъ, послужить новымъ и самымъ отраднымъ поощрениемъ для всехъ деятелей на поприще оте­чественной торговли.

По отъезду Государя Императора съ Житнаго, хозяинъ промысла пригласилъ всъхъ присутствовавшихъ въ домъ, къ обеденному столу. До объда г. Сапожниковъ принималъ искренния поздравления народа, которому были розданы деньги на вино, а детямъ — пряники и другия лакомства. Объдъ начался въ часъ и былъ очень оживленъ и продолжителенъ.
Разумеется, присутствовавшие говорили только объ одномъ, — о посещении Государя Императора, Его доброте, приветливости и милостивомъ внимании ко всем. Тосты за здоровье Его Величества и Августейшей Фамилии, за процветание торговаго дома Сапожниковыхъ, а равно и за здоровье губернатора Н. Н. Биппена, были приняты съ особеннымъ одушевлениемъ. Вскоре после обеда, гости оставили Житный; но народъ, радостный и счастливый, долго еще, до глубокой ночи, продолжалъ пировать и веселиться….

Черезъ несколько дней, губернаторъ препроводилъ при оффицальной бумаге въ Астраханскую контору гг. Сапожниковыхъ 1.100 рублей, пожалованныхъ Государемъ Императоромъ для раздачи служащим и ловцамъ на Житномъ промысле, а также и вольнымъ рыбакамъ, подъезжавшимъ къ пароходу и поднесшимъ Его Величеству рыбу.

 

Михаил Пулин