Проблема бездомных собак волновала астраханцев и полтора века назад

Журналисты 19 века поднимали тему негуманного истребления «уличных» собак на страницах астраханских газет, однако писали об этом лишь в отсутствие «крупных» новостей.

Зоозащитники — явление для нас не новое. Если сейчас пенсионерки подкармливают у подъездов уличную живность, а активная молодежь даже создает горячии линии для помощи бездомным животным, то в 1867 году в столице Астраханской губернии пока еще только рассуждали об убийстве на людях «шариков» и «рексов».

Так, благодаря сохранившемуся в Астраханской государственной научной библиотеке им. Крупской 29-му номеру газеты «Восток» от 21 июля 1867 года мы узнаем, что на тот момент читателям редакция не могла рассказать ничего из «выдающихся сколько-нибудь новостей» местного разлива. Однако, «заговоривши о местных новостях, и не встретив ни одной настолько крупной, чтобы стоило заявить об ней для общего сведения, мы можем, пожалуй, упомянуть о двух-трех новостях меньшего калибра, но не лишенных собственно для астраханцев некоторого интереса», — пишет неизвестный автор.

«Одно, что показалось нам некоторым диссонансом общему строю деятельности нашей полиции — это весьма не гуманное приведение в исполнение одной, в сущности очень полезной для города меры», — начинает рассуждения журналист. «Мы говорим о недавно бывшем истреблении уличных, бездомных собак, размножившихся было здесь в значительной степени. Истребление это, взятое, как нам говорили, с подряда приезжим промышленником, производилось самым несовременным способом, среди белого дня, на улицах и на площадях и под открытыми окнами домов, с теми приемам жестокости, которые возмущают человеческое чувство. Мы говорим не по слуху, мы сами видели — как под отворенными настежь окнами человеческих жилищ, в 4 часа по полудни, зверски убивали собак господа промышленники, сопровождаемые толпой ребятишек и праздного, зевающего люда», — уточняет автор.

«Эти отвратительные, кровавые сцены, раздирающие сердце жалобные визги и стоны издыхающих под ударами собак, могут иметь весьма неприятное воздействие и даже самые печальные последствия, особенно на и для беременных женщин и маленьких детей. — Мы уже не говорим о влиянии, производимом вообще такими сценами на нравственность простого народа, не говорим как относится к таким сценам Русское общество покровительства животным, (отделения которого до сих пор, к сожалению, не образовалось в нашей губернии) — мы просто заявляем факт, повторений которого не желалось бы встретить».

Далее автор заметки покорно отмечает: «Очень может быть, и мы охотно этому верим, что случаи такого способа уничтожения бездомных собак — только частные случаи, вызванные излишним усердием промышленников, желавших поскорее окончить свое дело, — очень может быть, что полицейские власти ничем не гарантировали такого усердия, — но и допуская все это, для того-то и должны оглашать такие случаи, чтобы на будущее время они не могли повторяться, и мы надеемся, что наше заявление примется кем следует именно в таком смысле, — и оно должно приняться так, если существует какая-нибудь солидарность, какая-нибудь нравственная связь, какая-нибудь симпатия между охраняющими общественное спокойствие и охраняемыми, между полицией и обществом».

Затем представитель астраханской интеллигенции еще долго рассуждает о правде и нравственности, морали и справедливости, постепенно переходя к еще одной «не важной» новости нынешней Каспийской столицы России. Правда, долго критическим публикациям на страницах этого издания существовать было не суждено — дожали со временем и издателя и редакцию, заставив их прекратить печататься менее чем через полгода после этой заметки о бездомных собаках.

 

Михаил Пулин