Жалобы астраханцев на отказ в приёме у врача: год 2018 vs год 1900

Проблемы во взаимопонимании простых обывателей и врачей стары как мир. Увидев в социальных сетях жалобу одной из астраханок на отказ в приёме к врачу, мы решили опубликовать как её публикацию, так и письмо о подобных проблемах, напечатанное в газете сто с лишним лет назад.

История первая, 2018 год. Пользователь Фейсбука Мила Гимп, работающая, судя по её профилю, в Астраханском госуниверситете, пишет об инциденте, произошедший с ней в Александро-Мариинской больнице 17 июля этого года. Орфография и пунктуация соблюдены:

«В понедельник на сайте больнице я записала сестренку на «платный» прием к офтальмологу Корчагину А.А., программа мне выдала время 19:30 на 17.07. Очень хорошо. Пришли чуть раньше так как нам надо было заключить договор. Заключили. Оплатили. Пошли на прием, время было 19:00 а коридоре сидят еще четверо пациентов старшего и пожилого возраста. Сидим ждем. Доктор командным голосом вызывает пациентов по одному, тем временем время уже 19:30 а перед нами осталось еще двое. Терпение, ждем. Минут через 10 выходит медсестра (к сожалению не спросила ее фамилии), и недовольным тоном спрашивает «кто еще тут», тут подошла одна бабушка и мы. Она забрала карточки и удалилась. Минут через пять возвращается и с наездом с абсолютным отсутствием тактики начинает кричать бабушке, что ей надо записаться заново к другому врачу, толком ничего не объяснив. Бабушка удалилась, тут она поворачивается к нам и говорит, что врач нас не примет. Время было уже 19:50. Я спрашиваю почему, она мне в ответ с наездом, мол там в регистратуре перепутали идите туда разбирайтесь, и вообще этот врач «платников» не принимает. Я стояла в недоумении, если он «платников» не принимает, почему на сайте больницы во время записи на прием вышла его фамилия?? На что эта медсестра с тем же наглым и бесцеремонным тоном , ответила это не мои проблемы, врач больше принимать не может, приходите завтра утром. Я отвечаю, что завтра я на работе мне могу приходить когда вы мне скажите, она в ответ, это не мои проблемы. Тут возвращается бабушка, и говорит этой медсестре, посмотрите в кабинете кажется я у вас документы забыла, это медсестра просто с диким криком отвечает, я ничего смотреть не буду, вы сами наверное где то потеряли, и удалилась с грохотом захлопнув дверь . Соответственно уже было 20:00 и жаловаться не кому. Я была в шоке. Мало того эта не организованность в записях на прием, еще такое хамское, я бы сказала бесчеловечное обращение к пациентам просто за гранью понимания».

История вторая, 1900 год. Кто-то под именем «Обыватель» написал письмо в газету «Астраханские губернские ведомости», которое было опубликовано в разделе «Хроника» 2 июля  (№142) 118 лет назад. Орфография и пунктуация соблюдены:

«Как производится и как должен производиться приём в наших городских амбулаториях. (Письмо в редакцию). 

Три городских амбулатории, помимо больничных, существуют в г. Астрахани и размещаются в трех участках: 1-м, 4 и 6. Мы не имеем сведения, ка производится амбулаторный прием в 1-м уч., но имеем сведения, как принимаются больные в 4 и 6 участках. В амбулатории 4 уч., прием больных врачем начинается нередко около 2 ч. дня, а иногда даже в 3. Больные же являются к 9-ти, и таким образом ожидают врача по несколько часов, а по прибытии его ещё и очереди. Среди больных встречаются иногда такие, для которых, по слабости их, мучительно долгое ожидание врача. А между тем, приход больного для предварительной записи очереди поставлен в необходимость: фельдшер этой амбулатории требует, чтобы не родственники, а сам больной являлся для записи, несмотря на уверения этих родственников что он не может, по состоянию здоровья, ни ходить по несколько раз в амбулаторию, ни ожидать там прибытия врача. Прав ли фельдшер в своих требованиях? Казалось бы, что для него решительно все равно — кто бы ни записал больного. В амбулатории 6 уч. (д. Юштина) также не редкость, что прием больных начинается позднее определенного времени, вследствие чего врач не успевает удовлетворить всех больных, и иным приходится делать несколько посещений, чтобы добиться очереди. В интересах нуждающегося в услугах амбулатории населения, желательно устранить все неудобства и установить более человечное отношение к страждущему обывателю. Не лишнее и даже очень не лишнее было бы, если бы городская управа распорядилась завести при всех амбулаториях жалобные книги, куда каждый посетитель мог бы вписывать свои, разумеется, основательные и справедливые жалобы на отношение к нему медицинского персонала, а при этом необходимо выставить на видном месте, для сведения публики, и условия приема в амбулаториях».

Ответ на последнюю публикацию был сразу же за ней от редакции печатного издания: «В справочном отделе Памятной книжки на 1900 год (стран. 62) помещены условия приема больных в городских амбулаториях. «Больные, как сказано в этих правилах, принимаются ежедневно, от 9 до 12 часов дня». При таких условиях ясно, что все время с 9 до 12 ч. и должен бы обязательно присутствовать в амбулатории врач. Для записи больных на очередь, правила приема вовсе не требуют личного присутствия больного; он может явиться к очереди, судя по времени приема; записи могут производиться в порядке прихода — все время, пока производится прием».

Таким образом, даже в отсутствие интернета и социальных сетей ответ тогда следовал буквально сразу за жалобой. Правда, о реакции чиновников на ту публикацию нам не известно. Как, впрочем, и на современную жалобу. Единственно, в комментариях к записи в Фейсбуке астраханке посоветовали обратиться к руководству регионального минздрава и заместителю главного врача Александровской больницы.

 

Михаил Пулин