Погода world-weather.ru
Прогноз погоды в Астрахани

Астрахань и древние рукописи. Часть 1: «Пять родословий» и вымерший язык

Сегодняшняя публикация расскажет о древних рукописях, имеющих отношение к Астрахани ханского периода. Их не так много, но история каждой уникальна. Известно, что при дворе астраханских ханов работали писцы, ведавшие деловой, дипломатической перепиской, а также, вероятно, перепиской книг. Об одном из таких писцов-бакши хана Абд ар-Рахмана, входившего в состав посольства в Москву осенью 1540 г., упоминают русские летописи. Просто перечислять сложные восточные имена, пожалуй, неправильно, каждая из этих немногочисленных книг заслуживает отдельного упоминания.

Представьте себе, что один человек решил написать историю всего человечества. Смелое желание? Весьма. Но для человека, владеющего одной из самых богатых библиотек в 14-ом веке, эта миссия казалось вполне осуществимой. Какое-то время этой рукописью владел астраханский хан Касим. Сейчас же это книга, сохранившись в единственном экземпляре, хранится в музее дворца Топкапы, в прекрасном Стамбуле, умытом водами Босфора.

Рашид ад-Дин — персидский государственный деятель, живший на стыке 13-го и 14-го веков. Родившись в незнатной семье, тем не менее, он смог поступить на государственную службу, стать придворным врачом, а затем ближайшим советником и одним из двух визирей Высочайшего Дивана – главного органа управления государством. Поднявшись из самых низов, он не смог удержать власть. Обвиненный сначала в растрате казенных средств, а затем и в измене, он вместе с сыном был казнен. Отрубленную голову носили по кварталу, когда-то ему и принадлежащему, а библиотека и имущество были конфискованы или разграблены.

Памятник Рашид ад-Дину в Хамадане

Он является автором рукописи «Пять родословий», вошедшей в историографию под названием «Шуаб-и-панджгана» (шуаб – собственно ветвь, ответвление). Весьма вероятно, что рукопись, хранящуюся в Стамбуле, переделали из свитка в книгу. Изучение переплета показало, что его скорее всего меняли, поскольку многие надписи на полях срезаны, один из разделов начинается без заголовка. Посередине внутри круга вписано «Извлечение из сборника летописей» из хранилища книг Касим султана, сына сейида Ахмад хана Аль-Гази, да приветствует его Всевышний, Священный».

Касим султан — сын татарского правителя Астраханского ханства (1502-1532). Ахмедзаки Валиди Тоган предположил, что рукопись могла быть подарена Касиму его другом, ханом Мухаммедом Шайбани после завоевания последним Бухары и Самарканда в самом начале XVI в. Связи Мухаммеда Шейбани с Астраханью, видимо, были чрезвычайно тесными и, возможно, определялись еще и событиями конца 60-х годов XV в., когда юный Шейбани с братом прятался в Астрахани у Касима и мангыта Темира. По-видимому, эта приязнь Шейбани к астраханской династии послужила причиной его дружественных отношений и с ханом Казани Мухаммед-Эмином. Но возможно и то, что эта рукопись могла быть привезена ханом Джанибеком после его победоносного похода в Иран и тем самым она могла достаться Касим хану из сарайского архива золотоордынских ханов.

В трудах самого Рашида ад-Дина можно вычитать много фактов о Золотой орде. К примеру, почему ее могли назвать золотой. Он пишет о возвращении Чингиз-хана в 1224 г. из Средней Азии в Монголию и указывает, что когда он достиг местности Бука-Суджигу, то приказал разбить (устроить) Урду-и заррин-и бузург, т. е. «Большую, или Великую, Золотую Орду». Сообщает Рашид ад-Дин и о том, что в местности Карчаган, в одном дне пути от Каракорума, столицы Монгольской империи, для великого хана Угедея «разбили такой большой шатер, что в нем помещалась тысяча человек, и этот шатер никогда не убирали. Скрепы его были золотые, внутренность его была обтянута тканями; его называли Сира Урду — «Золотая Орда», «Золотая ставка».

Некоторые историки пишут о том, рукопись «Пять родословий», содержала в себе миниатюры с изображением Чингизидов, но в экземпляре, хранящемся в Стамбуле, к сожалению, никаких изображений нет. Рашид ад-Дин в введении к своему труду сообщает, что у него была цель написать историю всего человечества, однако невозможно «описать родословную каждого народа и каждого племени», пришлось сконцентрировать внимание на роде пророка Мухаммада, Адама, отца рода человеческого и на правящих династиях. Автор выделил пять основных народов, чьи главные на его взгляд династии он описал, снабдив комментариями: 1) арабы, 2) тюрко-монголы, 3) сыны Исраиля, 4) христиане и франки, 5) китайцы.

В рукописи используется несколько цветов: черный, красный, желтый, синий. Цвета используются для систематизации данных: красным – выделены имена правителей, желтый используется для выделения имен родоначальников еврейских племен, какие-то имена в генеалогии пророка Мухаммада и вовсе закрашены кобальтовым синим. В этой части текст практически не читается. Такие нечитаемые имена частично удалось восстановить благодаря комментариям на страницах, но не все. Интересна и пространственная организация информации. В тюрко-монгольской части имена женщин вписаны в круги, а мужчин в квадраты, в арабо-еврейской части – наоборот.

Обстоятельность труда поражает. Например, имена и титулы Чингизидских правителей написаны на персидском и на монгольском, расположены в начале списка, в центре, от прямоугольника нисходят линии, соединяющие с именами потомков правителя. Далее ниже слева идет список жен, информация о том, откуда они родом, их именитые родственники, судьба в семье правителя, иногда их заслужившие известность потомки, родившиеся от правителя. Ниже идет список наложниц, чей род, знаменитые отпрыски, родственники, бывшие и последующие мужья тоже могли быть указаны. Справа идет подробный список эмиров: командиров войска, десяти тысяч, тысяч, сотен, визирей, даже иногда просто знаменитых простых людей на службе у хана, с указанием их должностей и иногда элементов биографии, роли в важных исторических событиях.

Имена же еврейских патриархов и китайских правителей вписаны в сложную фигуру, состоящую из соединенных треугольника и круга, нижнее основание треугольника – часть окружности. В случае с Римскими императорами и папами эта фигура еще более усложняется: снизу добавляется прямоугольник, верхняя грань которого составляет часть окружности. Сама окружность оставлена пустой, в треугольник вписаны имена, в прямоугольник – информация биографического характера. Круги оставлены пустыми, вероятно, для миниатюр. Последние два раздела не являются генеалогией по сути, это просто список правителей. При этом с обеих сторон текста всего сочинения идут две красные линии, нисходящие от Адама, отца рода человечества. То есть это не просто оформление в виде рамочки, а именно родословная линия, символизирующая родство всего человечества. В этом символизме проступает важная идея: есть не отдельные истории разных государств, но единый взаимосвязанный исторический процесс всего человеческого общества. Отсюда интерес Рашид ад-дина не только к государству, в котором он жил, или к родословиям пророков и халифов, что естественно для ученого, живущего в мусульманском ареале, но и к другим государствам, с которыми соприкасается Иран.

Франкская часть начинается без всякого заглавия: вероятно, какие-то листы были утеряны при конвертации скрученного свитка в книгу либо при замене переплета. В качестве правителей франков Рашид ад-дин дает список последовательности пап Священной Римской империи и правителей Римской империи. Список правителей начинается с имени Валериана и его сына Галлиена и заканчивается правителями династии Габсбургов. Всего Рашид ад-дин приводит имена сто одного правителя (при этом первые двадцать шесть из них отсутствуют из-за потерянных листов) и двухсот двух пап (первые двадцать пять отсутствуют). И опять же автор не просто дает список в хронологической последовательности, но еще и располагает в одном ряду тех пап римских и кайзеров, что оказались у власти в одно и то же время. Если папа римский оказывается современником большого количества правителей, его имя приходится повторять в новом ряду пап. Рашид ад-дин стремился, чтобы его труды переводились и на арабский язык, и следил за тем, чтобы с них делались копии, которые отправлялись в крупные города мусульманского мира. Из его завещания: «…с этих книг, которые являются моими произведениями, ежегодно снимались вполне совершенные копии и в нижеследующем порядке». К сожалению, среди них нет «Шуаб-и панджгана», что говорит, в пользу того, что это его произведение относится к концу его жизни, когда он уже не был совизирем. Более того, уже после его смерти составитель его трудов сообщает, что он не смог найти все труды Рашид ад-дина. Конечно, еще нужно учитывать и тот факт, что «Шуаб-и панджгана» составлялась не для распространения, так как там была вся генеалогия чингизидов и она, скорее всего, должна была в ограниченном количестве находиться во дворе правителя.

Khwarezmian Empire 1190 — 1220

Второй рукописью, про которую мы расскажем, является юридическое сочинение хорезмского ученого 13-го века ал-Газмини. Эта рукопись оказалась одной из лучших и приобретение ее послужило толчком к изучению хорезмийского языка. Хорезмийский язык – представитель восточной группы иранских языков, ныне вымерший. Разговаривало на нем население древнего государства Хорезм в Центральной Азии, в низовьях реки Амударья. В 1220, в результате нашествий войск Чингисхана, Государство Хорезмшахов распалось, Хорезм вошёл в состав улуса Джучи, а затем в Золотую Орду, со временем растворившись в потоке истории.

Очевидно поэтому многие ученые считают, что из Астрахани происходит сборник, включающий в себя несколько произведений «Приобретение желанного для пополнения достаточного», заметку о хорезмийской монетной системе и три небольших произведения Джалал ал-Имади (объяснение хорезмийских слов в трактате ал-Газмини. Практически все знания о хорезмийском языке базируются на работах Надж ад Дина ал Газмини – фразы, формулы брака, развода, клятвы, иска и тп. Памятники древнехорезмийской письменности выявлены в 1930-х гг. Их открытие — заслуга Хорезмской археологоэтнографической экспедиции, возглавляемой А. В. Столетовым. Ему же принадлежит приоритет и в первых расшифровках легенд на монетах, выполненных этой письменностью. В 1936 году была приобретен Институтов Востоковедения словарь Джалал ал-Имади, где хорезмийские фразы переведены часть на арабский, частью на персидский языки. Подлинное понимание самой письменности стало возможным после находки в 1948-1949 гг. архива хорезмийских документов на коже, на деревянных палочках и дощечках при раскопках Топрак-калы. Однако многие из документов на коже истлели и от них остались лишь обрывки со слабыми следами букв или отпечатки текстов на глине, доступными для чтения остались лишь восемь документов на коже. Сохранилось также более 20 целых и фрагментов документов на деревянных палочках и дощечках. Их первое чтение было осуществлено С. Толстовым, а затем дополнено и исправлено В. Хеннингом, позднее В. Лившиц дал полную их публикацию с чтением и переводом. В последующие годы был найден еще ряд хорезмийских надписей на керамике и оссуарии из Ток-калы. Одновременно продолжалась работа над уточнением хорезмийских легенд на монетах.

Фото из книги «Древний Хорезм» С.П. Толстова
Фото из книги «Древний Хорезм» С.П. Толстова

Благодаря ученым мы теперь знаем, что хорезмийский язык это тип цокающего языка, как осетинский и ряд других восточно-иранских языков, что направление хорезмийского письма — справа налево горизонтальными строками. Расшифрованные документы на коже представляли список поступлений, в частности, вина и муки от отдельных лиц, возможно, в государственные хранилища. Но особенно интересны документы на дереве, среди которых выделяются три категории: 1. «Списки домов», 2 Налоговые документы, в которых приведены сведения о доставке и выдаче колес и других предметов, 3 Бирки, содержащие, вероятно, имена собственные.. Эти документы дали информацию о составе большой и малой семьи, о характере рабства в Древнем Хорезме. Другие древнехорезмийские надписи очень кратки по содержанию: легенды на монетах, надписи на глиняных фрагментах сосудов. Громадный урон памятникам древнехорезмийской письменности был нанесен в начале VIII в. во время похода на Хорезм Кутейбы ибн Муслима, по приказу которого, как пишет Беруни, уничтожались целые библиотеки. Несмотря на начавшуюся замену древних среднеазиатских письменностей на арабскую и последующее повсеместное ее господство, здесь хорезмийский алфавит, продолжал использоваться еще в начале XI в. Так, по обрывкам информации, из редких рукописей, обрывков кожи, полустертых букв на монетах удается восстанавливать картину эпох и царств, знания о которых практически утеряны.

Фото из книги «Древний Хорезм» С.П. Толстова
Фото из книги «Древний Хорезм» С.П. Толстова

Продолжение следует…
Ирина Можайская

Яндекс.Метрика (16+) Св. о рег. СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019.  Гл. редактор Путилина И.В. Тел. 8-937-120-9050, e-mail: astralist.info@yandex.ru