Погода world-weather.ru
Прогноз погоды в Астрахани

Джон Элтон и Астрахань: неизвестные страницы из жизни английского авантюриста

Данные популярных поисковиков говорят, что около трети населения не верят в короновирус, считая его опасность преувеличенной или вообще выдумкой. Да и для нашего региона, исторически богатого на различные опасные инфекции, тема спекуляций в этом направлении не нова. Сегодня мы расскажем о том, как англичане в 18 веке обвиняли Россию в том, что длительные карантины в Астрахани связаны вовсе не со страхом перед чумой из Индии и попытаемся разобраться, как все было на самом деле. 

Согласно историческим свидетельствам, в 1692 г. по «беспечности и неопытности тогдашних начальников» случилось страшное моровое поветрие, которое истребило большую часть населения, а именно 10 383 из 16 000 жителей тогдашней Астрахани. Дело дошло даже до того, что митрополит Савватий за неимением священников, которые почти все были похищены «язвою», сам отпевал всех умерших. В восемнадцатом столетии эпидемию 1727-1728 гг. и распространение чумы из Азии в Европу связали с переселением бурой, бродячей крысы, которая осенью 1727 г., после землетрясения, из прикаспийских областей Персии полчищами устремилась в Европу. Тогда же в Астрахани началась новая эпидемия чумы. Затем, практически все последующие 80 лет, Нижнее Поволжье было свободно от нее, и лишь в декабре 1806 г. она вернулась с новой силой. Тем не менее карантинные мероприятия в Астрахани за этот относительно благополучный период обсуждались на уровне Сената. В чем же была подоплека этой строгости?

18 век славен был тем, что в большинстве случаев смерть любого относительно крупного европейского монарха являлась предшественником очередных военных действий. Наша история началась в январе 1733 г., когда саксонский курфюрст и по совместительству польский король Август (II) Сильный – шикарный колоритный мужчина, неглупый и жизнерадостный, широко известный в свое время тем, что одной рукой он ломал подковы, мял серебряные кубки, поднимал чугунное ядро весом 450 фунтов и совершал прочие впечатляющие действия, приехал на сейм в Варшаву, где и скончался 1(11) февраля. Первый министр Франции уже давно плел интриги, чтобы вновь возвести на престол своего человека Станислава Лещинского. А вот власти Саксонии надеялись, что польская корона перейдет, по логике, от Августа II к Августу III. Русские тоже имели свою точку зрения на то, кто должен встать у руля, и с мнением Франции она не совпадала. Наша страна просила Англию послать в Балтийское море эскадру для противодействия французскому флоту. Но англичане тянули время. В результате инициативу пришлось брать в свои руки и русские войска вступили в Польшу. В 1733 г. при помощи русской армии был коронован Август ІІІ. Появление русской армии на Рейне вызвало шок в Париже и смешанные чувства в Лондоне. С одной стороны, русские и австрийцы побили главного соперника Англии в XVIII веке. А с другой — Россия стала играть слишком большую роль в Европе, что мало кому нравилось.

Чтобы добиться отправки британской эскадры на Балтику, русское правительство решило задобрить Сити и в 1734 г. дало разрешение англичанам торговать с Персией, плавая по Волге к Каспийскому морю. Монополистом в торговых делах являлась «Московская компания» — английское предприятие, основанное в еще 1551 г. и обладавшее монополией на торговлю с Россией. Основной из ее целей было получение доступа к Шелковому пути и экспорт персидских, индийских и китайских товаров.

И здесь самое время появиться удивительному персонажу, который своей деятельностью умудрился поссорить как минимум две великие державы, насолить астраханскому губернатору Татищеву, подпортить репутацию крупнейшей британской торговой компании и, весьма вероятно, дать имя крупнейшему минеральному озеру Европы, расположенному по соседству с нашей областью.

Картина с изображением Джона Элтона

Англичанин Джон Элтон, сотрудник Московской компании и уроженец знатной семьи из Портсмута, в 1733 г. обратился к российскому послу в Лондоне со смелым предложением отыскать проход в Индию через Северные моря. С мая 1734 г. он уже участвует в составе Оренбургской экспедиции под руководством И.К. Кирилова (одного из сподвижников Петра Первого). После смерти Кирилова экспедицию было поручено возглавить В.Н. Татищеву, который рассчитывал, что Элтон составит подробную карту Волги от Царицына до Симбирска. Но англичанин заболел и покинул экспедицию, зато после выздоровления занялся добычей соли в озерах Заволжья и даже стал владельцем ряда земель (согласно одной из популярных версий озеро Эльтон в Волгоградской области носит имя в его честь). Таким образом, англичанин «завел дружбу» с астраханским губернатором.

Кто мог предположить, что спустя годы попавший в немилость Татищев будет вынужден оправдываться: «…С великою мне горестью слышу рассеянные на меня от моих злодеев сущие клеветы, якобы я персидских денег ни в казну, ни другим купить не допускал, а купил на себя многие тысячи; другое, якобы я с английским капитаном Элтоном, который в Персии, общий торг имею; третье, якобы я у пойманной мною ханши Джины (вдовы Дундук-Омбо) насильно шубу соболью отнял». За Элтона и другие обвинения Татищев был снят с должности губернатора и отдан под суд. В декабре 1743 г. канцлер Алексей Бестужев предложил императрице Елизавете Петровне отставить Татищева от должности Астраханского губернатора, поскольку тот сам просит об этом и не в состоянии из-за ссоры с наместником Калмыцкого ханства вести калмыцкие дела. Императрица согласилась с такими доводами, в преемники же Татищеву она наметила обер-прокурора Сената Ивана Брылкина. Устным пожеланием от императрицы был совет В.Н. Татищеву жить либо в Симбирске, либо в симбирской деревне сына и ни в коем случае не появляться в Петербурге. Но, будем справедливы — Элтон стал причиной многих неприятностей не только для губернатора Астрахани, поэтому будем держаться хронологии.

Закончив работы в составе Оренбургской экспедиции, наш англичанин по возвращении в Петербург в 1738 г. рассчитывал на повышение, но обманулся в ожиданиях. Взяв кредит для транспортировки небольшой партии товаров в Бухару и Хиву, весной 1739 г. капитан Дж. Элтон и Мунго Грэм отправились в путешествие. Элтон подробно описал свой путь в рукописи, которую представил «Совету по торговле и плантациям» в Лондоне для закрепления за компанией право экспортировать товары из Персии через Россию. Вдохновившись благоприятным исходом путешествия Элтона, английские купцы выдвинули новые требования к Российскому правительству. При поддержке британского посла они запросили ряд уступок на такую же свободу навигации в Каспийском море, как и у армянских купцов, а также подняли животрепещущий вопрос по поводу карантина, введенного астраханским губернатором в качестве карательной меры. Но получение привилегий в запрошенном виде подтверждено не было.

Осенью 1740 г. Элтон покидает Санкт-Петербург для того, чтобы построить два судна в Казани для следующего торгового сезона с Персией. В 1742 г. Дж. Элтон под английским флагом выдвинулся в сторону порта Энзели, груженый товарами Московской компании. Шпионаж в то время был на высоком уровне и достаточно быстро выяснилось, что Элтон помимо работы в торговой компании, открыто перешел на службу персидскому монарху, которому несколько раз осуществлял транспортировку военного снаряжения. В 1743 г. российские власти уже открыто обвинили Элтона в шпионаже, организации контрабандных перевозок и строительстве военных кораблей для персов. Опасаясь испортить отношения с Россией, Московская компания в 1744 году потребовала Элтона покинуть Персию. В Астрахань тот должен был вернуться на судне британского подданного, но сколько астраханские таможенники Элтона не искали, обнаружить его не удалось, да и в городе к тому времени ползли активные слухи о том, что англичанин занимается строительством 40-пушечного военного корабля для персидского шаха. После того, как из-за Эльтона стали ухудшаться отношения с российскими властями в Астрахани и с российским консулом в Гиляне, учредители Московской компании стали объединять свои конторы и филиалы, к которым не было претензий со стороны России.

В пояснении и карте значится и имя Джона Элтона

Императрица Елизавета Петровна была крайне возмущена деятельностью англичан на Каспии. 24 апреля 1746 г. «при докладе об иностранных делах она рассуждала, что английские купцы действуют в Персии так, что для России могут быть от этого дурные следствия, что они там уже построили два корабля и еще строить хотят, а для России было бы очень вредно, если бы у персиян заведен был флот. Англичанам позволено торговать с Персею через Россию; но от этой торговли велика прибыль только англичанам, а здешней империи, особенно купцам и фабрикантам, помешательство и убытки происходят; очень жаль, что такое позволение дано, и всеми мерами надобно эту английскую торговлю прекратить. Канцлер [А.П. Бестужев] отвечал, что такие известия и в коллегии Иностранных дел получены, что один военный корабль в Персии построен, а другой заложен и что в этом один из англичан, недобрый человек, именем Элтон, упражняется, а беглые из России разбойники помогают; от коллегии английскому двору сделаны представления, чтоб этот Элтон вызван был из Персии, и объявлено, что если он вызван не будет, то и торговля англичан с Персией вся пресечена будет. От английской компании к этому Элтону писано, чтоб выехал из Персии, за что обещана ему погодная пенсия по смерть до 2000 рублей; но он, несмотря на то, оттуда не едет, а иначе поступить с ним английскому двору нельзя, ибо известно, что английский народ вольный».Посему императрица Елизавета Петровна приказала: английские суда в Астрахани задержать. Ходить в Персию им было запрещено, англичанам предложили возить в Персию свои товары на русских судах, а свои суда продать русским купцам. Стоит отметить, что Бестужев всяческими способами уклонялся от выполнения приказа императрицы пресечь деятельность Элтона на Каспии.

Терпение императрицы закончилось в 1746 г., после того, как было получено известие, что один персидский корабль с пушками, уже достроенный и оснащенный, подошел к Дербенту и потребовал от русских судов салютовать ему, «а командир и его команда били и другие озлобления делали русским купцам». Все привилегии Московской компании были немедленно отменены, а с Сенатом согласован план действий по уничтожению кораблей, построенных для персидского монарха.

Но положение дел изменилось внезапно. Деспотизм шаха Надира, более десяти лет правившего государством посредством террора, спровоцировал цепь восстаний. В июне 1747 г. в военном лагере заговорщики ночью прокрались в опочивальню персидского шаха и закололи его кинжалами. Бестужев, докладывая императрице о смерти шаха, предложил послать в Гилянь русские войска «на помощь персиянам против турок в случае внезапного нападения последних». Бестужев высказался «о сожжении построенных или строящихся кораблей, здании адмиралтейства, складов, подсобных помещений» и прочего. В отношении самого Джона Элтона члены совета распорядились доставить англичанина живым в Астрахань любым способом (уговоры, похищение, выкуп). Но ввязаться в открытое противостояние все же сочли рискованным. Первоначально петербургский двор утешился тем, что хаос и гражданская война положили конец работам на ленгерутской верфи, а местное население возненавидело кораблестроителя-британца, ставшего в апреле 1748 г. правителем Ленгерута. Спустя полтора года бесконечные распри между мелкими местными удельными княжествами, а также дипломатическая работа русского консула в Персии все же привели к краху деятельности Элтона.

Надир-шах

22 июля 1751 г. астраханский губернатор Брылкин И.О. направил к срочному походу два судна: 10-пушечный гекбот«Святой Илья» и 12-пушечную шняву «Святая Екатерина». На судна погрузили порох с ядрами, книпеля, картечь, трехфунтовые гранаты, а также нефть высшей очистки. К моменту, когда эти корабли достигли Персии, сам Джон Элтон был застрелен, пав жертвой местных разделов власти. Узнав о его гибели, оставалось лишь обнаружить точную стоянку крупных судов. Переодевшись пиратами, участники похода облили нефтью и полностью сожгли корабли, построенные Элтоном. Канцлер Бестужев доложил императрице о награждении морских офицеров и служителей, а Елизавета велела каждого повысить на один чин и раздать им денежные премии.

Несмотря на то, что Элтон оказался центральной фигурой в планах британского правительства вести торговлю с Ираном через Астрахань, его действия не были единственным фактором, повлиявшим на российское правительство. В 1742 г. Сенат получил информацию из Астрахани о том, что продолжающаяся афгано-персидская война может привести к распространению чумы из Индии. Основанием опасений был темный слух о появлении чумы в Астрахани и об усилении там болезненности и смертности. Причинами их считались небрежное зарывание мертвых тел и зловоние в городе, исходившее от рыбных и мясных рядов. В результате, 12 августа 1742 г. Сенат вынес постановление о необходимости введенич длительного карантина в Астрахани и полного прекращения торговли, чтобы избежать распространения болезни. Таким образом, на законодательном уровне было продемонстрировано то, что предположения британских купцов о связи длительных карантинов с действиями Элтона не соответствуют действительности.

Ирина Можайская

Яндекс.Метрика (16+) Св. о рег. СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019.  Гл. редактор Путилина И.В. Тел. 8-937-120-9050, e-mail: astralist.info@yandex.ru