История работорговли в Астрахани

Те, кто постарше, наверняка помнят напевы из первой мыльной оперы, показанной в СССР — «Рабыня Изаура». Сегодня мы поговорим о невольничьих рынках Астрахани и вспомним о таком понятии, как ясырь.

Итак, ясырь — от арабского «эсирь», пленник. В старину звали ясырем всех невольников. Торговля людьми производилась в Астрахани в разной мере и при различных условиях на протяжении более чем 250 лет!
Чаще всего продавался так называемый «погромный ясырь», т. е. действительно пленные; но и кражи мальчиков и девочек, как товара, были очень часты, так что татары принуждены были метить своих детей, чтобы потом узнать их.
На девушек был большой спрос в Персии, но «ясырь» числился «заповедным» товаром, наравне с птицами: ястребами, кречетами, балабанами. Вследствие неудовольствия шаха, высказанного послом по поводу заповедных товаров, был сделан в 1618 г. наказ астраханским воеводам, чтобы «про шаховъ обиходъ персидскимъ купцамъ дозволять покупать «ясырь» и птицу, и даже пошлинъ не брать, а только досматривать: «для шаха-ль куплено».

Картина работы венгерского художника Дьюла Торнай (Gyula Tornai)

С появлением в 1630 г. в степях астраханских калмыков, торг людьми еще более увеличился. «Ясырь» проник и на базары в Астрахани, где не только продавался, но и выменивался на товары. Купленных татар и татарчат обоего пола являли в таможни, записывали в книги «в рожу и в приметы», уплачивали пошлины. Сам оберкомендант Астрахани Чириков (1715—1719) выменивал «ясырь» на персидских лошадей. К первой четверти XVIII-го столетия торг «ясырем», а особенно калмыками, принял уже очень значительные размеры, но он был стеснен отсутствием закона о свободе купли и продажи калмыков.

В 1737 г. 16-го ноября особым указом было предоставлено право закрепощать калмыков, покупать детей. Право это дало широчайший простор торговле людьми. На астраханских базарах калмычатами торговали открыто, как и всяким другим товаром. Скоро потребность в живом товаре так разрослась, что калмыцкие владельцы, найдя в этом хороший источник доходов, завели такую бойкую торговлю подвластными им калмыками и калмычатами, что губернатору Татищеву (1741-1745 гг.) пришлось серьезно бороться с этим злом, но безуспешно: даже угрозы его но помогали. Продажа шла по дешевым ценам и продолжалась до первой четверти XIX-го столетия, хотя постановлением 1808 г. и были освобождены от рабства все ясыри в России. В конце XVIII-го и начале XIX-го веков можно было купить калмыка за 13 рублей ассигнациями. Торг калмыками был запрещен только в 1834 г.
Существовал в старину в Астрахани еще особый род торговли живым товаром,—это отдача жен и детей за долги, жившим в Астрахани индусам.

Но самый варварский был торг захваченными где-нибудь в степи, в море — взрослыми людьми, работниками. Этим торгом занимались киргизы, туркмены, хивинцы и калмыки. Взятые таким образом люди, большею частью русские, считались «полоненниками» и отправлялись далеко-далеко вглубь Азии: в Хиву, Бухару, Индию. Множество плененных так работали в этих далеких странах в качестве рабов; для облегчения своей участи они нередко принимали ислам и умирали далеко от родины, в неволе. В 1669 г. русскому послу Пазухину, бывшему в Бухаре, Хиве и Балхе, приказывалось выручать так или иначе, т. е. или путем обещаний дружбы русского царя, или путем выкупа, русских «полоненников». И тогда хивинский хан говорил Пазухину, что невольники из России куплены «у калмыков» для обработки земель; выкупленные же невольники рассказывали Пазухину, что их брали по городам и селам башкирцы и калмыки, а покупают у них и торгуют ими хивинцы, которые ездят в Астрахань за товарами и нарочно бывают в калмыцких улусах и подолгу проживают там, чтобы добыть полоненников, которых затем и отгоняют к себе и продают в Индию, в иные дальние города и в Кидылбаши и в Бухару. На это же жаловался и губернатор А. П. Волынский. Он доносил в 1720 г., «что от калмыков чинится разорение: работных людей (ловцов) берут в плен».

Когда-же кончился Булавинский бунт, то калмыки отогнали и продали в Персию, Бухару и Хиву тысячи казаков — бунтовщиков, их жен и детей, подаренных из разных городов калмыкам в награду за содействие при усмирении бунта.

 

Справка: Восстание Кондратия Булавина (1707–1709) стало третьим крупным протестным движением казаков и крестьян. Некоторыми историками именуемое как Третья крестьянская война. Предпосылками бунта стали петровские реформы.

 

Ян Потоцкий, портрет работы А. Варнека

 

Роль Астрахани в этой жестокой торговле хорошо подметил путешественник граф Ян Потоцкий, бывший в Астрахани в 1797г.  Он пишет: киргизы ловят русских и продают их в Хиву и несмотря на это, хивинцы бывают в Астрахани свободно и имеют возможность поощрять к тому киргизов. Киргизы и туркмены производили ловлю русских и сбыт их в Хиву всю первую четверть XIX-го столетия. В устьях Волги существовала даже специальная команда — «гардкотная» для защиты ловцов от набегов хищников, и несмотря на это в плен попадались многие, особенно в 1819 г. В мае же месяце в 1824 г. с Маковского промысла Сапожникова захвачены шесть человек, которые и сбыты на Мангишлаке, похитители не найдены, но сбытчик, трухмен Атаниязов, арестован и оказался уже судившимся за перепродажи похищенных людей.

Данная статья основана на данных отчета Петровского общества за 1894 год, хотя стоит отметить, что отголоски продажи людей в нашем городе жили еще долго. Самое позднее упоминание об откровенной продаже мы нашли в газете «Одесский листок» за 1912 год, где упоминалось о том, что «в Астрахани сапожник С—ов продал свою жену мещанину Г. за 70 р.»  Радует, что к тому времени за подобные деяния уже существовала уголовная ответственность.

 

Ирина Можайская

СМИ сетевое издание «Астраханский листок» (свидетельство Роскомнадзора ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019 г.). 16+ Учредитель и главный редактор: Путилина И. В. E-mail: astralist.info@yandex.ru Тел.: 8-937-120-9050