Азербайджан. Эмоции четырех дней

У меня был знакомый. Совершенно удивительный тип. Являясь капитаном дальнего плавания, имея возможность исследовать мир и забредать туда, куда мы даже не догадаемся отправиться, он совершенно не мог нам об этом рассказать. Когда мы, распахнув глаза, усаживались поудобнее в ожидании таинственных и увлекательных историй, он немного покашляв, доставал телефон. «Пингвинов видел!» — радостно показывал моряк свои фотографии на экране. «А это где?» — робко спрашивали мы. «Да не помню уже», — отмахивался капитан — «Смотри, какой я тут тощий!»
К чему я его вспомнила? Ведь можно побывать в сотне мест, так и не рассказав о них никому. А зачастую так хочется отбросить телефон, закрыть глаза и унестись мыслями к морю. Там, где успокаивается сердце, где легче дышать… Сегодня я хочу вспомнить свое знакомство с Азербайджаном и поделиться эмоциями, которые он подарил.
К поездке мы готовились отработанным способом. Муж искал информацию про достопримечательности и историю, а я про шопинг и сувениры. Так как Баку находится от нас недалеко, отправиться мы решили поездом. Агата Кристи писала, что «Поезда – восхитительны; я обожаю их по-прежнему. Путешествовать на поезде означает видеть природу, людей, города и церкви, реки, – в сущности это путешествие по жизни». Нам повезло — вагон был почти пустой. Можно было спокойно болтать, кушать, рисовать и смотреть на периодически появляющееся море.
День первый. В Баку мы приехали ночью. У перона уже стояли крикливые, словно вороны, таксисты, один из которых, переговорив с супругом, утащил нас в свою машину. Адрес, как потом оказалось, он правильный не знал, и мы довольно долго колесили от одной гостиницы к другой с довольно схожими названиями. В итоге в номер мы попали около половины четвертого и первое же, что побежали смотреть, это вид с балкона. Небо слегка стало светлеть, где то вдалеке бухта переливалась огнями, отраженными с берега… Что может быть лучше, чем искупаться после долгой дороги и завернуться в белый мохнатый халат? Когда ты брякнулся на кровать и валяясь на свежей простыне, продолжаешь видеть изумительной красоты бухту, засыпая под наливающееся светом небо…
Отдохнув и наскоро перекусив, мы выбежали под палящее солнце. Спускаясь по нагретым и стертым каменным ступенькам все вниз и вниз, мы приближались к набережной. Сколько раз в школе, сидя за партой на уроке английского, мы уныло бубнили «Astrakhan is near by the Caspian sea», ни разу его не видя. И вот оно — голубое, лениво плещущее в жару, с каким-то родным запахом («эй, это нефть, детка!» — выкрикнет кто-то из-за угла, но и пусть)!!!
На набережной много охраны. Через пять минут нашей прогулки даже перехватили лихого велосипедиста с наушниками в ушах, мчащегося не по размеченной дорожке. А вот огромное колесо обозрения и строящийся цветок монументального торгового центра. Пройдя еще немного, ты встречаешь музей ковра и знаменитые пальцы торчащие из земли в парке. Боже, сколько негатива подобная конструкция вызвала в нашем городе. Но оказывается, если их должным образом расположить среди густой зелени — они смотрятся не так ужасно, уж поверьте старой брюзге. Маленькая Венеция нам уже не далась, так как надо было запасаться мелкими купюрами. Вообще днем в будни, даже с наличием денег может оказаться так, что в мелких лавочках при попытке купить воду и или мороженое тебе не смогут найти сдачи.
Пошатавшись по парковой зоне, мы отправились в центр города. Конечно, проведение крупных международных мероприятий в Баку добавило гладкости дорогам, лоску улицам и подземным переходам. Центр города довольно часто сравнивают с Парижем благодаря монументально-утонченным постройкам, но мы искали кое-что другое. Мы двигались в сторону Ичери-Шехер — Старого города.
Этот район окружен крепостной стеной — проникнув за нее, приезжие уже окончательно погружаются в царство пахлавы, крепостей и ярких сувениров. Многие жалуются, что нынче утрачен местный колорит и отреставрированный центр производит впечатление новодела. Но вот ты смотришь на узкие прохладные улочки, висящие ковры, а там со второго этажа на тебя смотрит плюшевая собака, сушащаяся на балконе, мимолетный взгляд женщины с тазиком, полного белья — и потихоньку по этим отдельным деталям составляешь общую картинку. Утыкаешься в маленький магазинчик пахлавы. Набираешь разных ее видов, выползаешь на улицу и запиваешь всю эту тягучую сладость чаем, наблюдая за разнообразием праздношатающихся людей. Набравшись сил, понимаешь, что червячка ты морил, сидя на ограде швейцарского посольства… Хммм… ну не выгнали же!
Наконец, вот он, музей Ширваншахов. За 10 манат ты попадаешь на территорию. Начинаем осмотр с Парадного зала. Желанная прохлада, можно послушать, как звучали древние инструменты, увидеть ожившие картины. Вдруг раздался шорох и шум падения камней — ты поднимаешь голову и видишь звездное небо. На потолке проекция несохранившегося купола. Он выложен яркой мозаикой, меняющей свой вид. И вот купол вновь осыпается прямо над твоей головой! Муж увел меня оттуда за руку, иначе так бы и продолжала завороженно пялиться на потолок. Потом в зарешетченных колодцах в полу мелькнули тени. Думаю, все женщина — вот он, солнечный удар. Но нет, это тоже оригинальная задумка. На полу словно пробегают тени всадников, ты слышишь голоса людей и топот копыт. Действительно, там много интерактива — 3D модель трона, миниатюрные панорамы, камни разрушенной Баиловской крепости.
Угадайте, куда потом «чйорт побьери» несет всех мужиков? Думаете, к аптеке на место падения Юрия Никулина? Нет. Хотя туда, конечно, тоже. Собственными глазами видела, как пухлые дядьки, хохоча и переминаясь с ноги на ногу, терпеливо ждут очереди у двери, чтобы сфотографироваться на месте рыжей проститутки из «Бриллиантовой руки». А говорят мужчины не пластичные. Все они умеют, и красиво к двери прислониться с фривольно согнутой ножкой — в том числе. Далее снова на Бульвар. Фонтаны, ресторанчики, катание по бухте. По улицам хочется слоняться до глубокой ночи. А затем вернуться на любимый балкончик и сидя в кресле, медленно потягивать гранатовое вино.
День второй. Для того, чтобы погрузиться в доисторические времена, требуется двинуться в сторону Ирана, километров за шестьдесят от Баку. Так вы приедете в Гобустан, где располагаются знаменитые скалы с петроглифами и грязевые вулканы! Под забористые рассказы местного таксиста и подпрыгивая на кочках, мы неслись в сторону грязевых вулканов. Ильхам, произнося слово «вулкаааны», театрально округлял глаза. Супруг, поглядывая в Википедию, изображал экскурсовода, зачитывал: «Грязевые вулканы в Азербайджане присутствуют в количестве 350 штук. Всего их в мире порядка 800, поэтому страна держит лавры первенства по их количеству…» Но кочки быстро отбили у него желание продолжать. Приехали мы довольно быстро. Пузырится грязь знатно, выпрыгивает из отверстий прямо на одежду, а местные деловито рассказывают о её целебной силе. Рядышком стоят англоязычные пожилые люди с ведерками, разрываясь между желанием фотографироваться и начать уже делать запасы.
Далее археологический заповедник. Но сначала музей! Опять, как и в Баку, много интерактива — животные, изображенные древними людьми, оживают и скачут у тебя под ногами, на мониторе можно выбирать картинки с различными объектами, изображенными на скалах, на стенах комнаты проецируется информация об изображении — детям там нравится. В интернете про Гобустан много, просто надо знать о его существовании в принципе. То, что ты на страницах учебников по истории видел — петроглифы со сценами охоты, ритуального танца, земледелия, стоянки доисторического человека — вот здесь, только протяни руку. Зелень практически отсутствует, только громадные глыбы, на протяжении веков насмотревшиеся на людей и спокойное море вдалеке. Мудрое, древнее, отстраненное. Обязательно посидеть там на лавочке среди огромных камней, изрисованных людьми древности. Почувствовав себя песчинкой во времени и пространстве, ты бежишь к машине, которая увезет туда, где вкусно и сытно покормят.
День третий. Не придя к единому решению, куда отправиться на этот раз, мы решили отдаться воле судьбы. Решили поехать туда, куда нас отвезет первый же бакинский автобус. Кстати, после Евровидения они все снабжены кондиционерами, а это очень приятно в сорокоградусную жару. Наша астраханская звезда повела нас в сторону Наримановского парка. Он оказался маленьким и скромным. В тени прятались пожилые мужчины и мамы с маленькими детьми. Прохладительные напитки продают в стеклянных стаканах, которые ополаскивают, как в советское время.
Погуляв там с полчаса, мы решили добавить в этот день спецэффектов. Ведь не зря про Азербайджан говорят, что это Страна огней. На протяжении сотен и тысяч лет за тридевять земель сюда специально добирались паломники, чтобы поклониться этим священным, как они считали, местам. Огонь самопроизвольно разгорающийся из камней. Это сейчас экскурсоводы заученно объясняют — подземный газ выходит из недр и в соприкосновении с кислородом самовозгорается. А в те времена это считалось чудом, знаком свыше. Первые храмы зороастрийцы соорудили ещё в III веке. Вот в последний из таких храмов под названием Атешгях (Дом огня) мы и отправились.
Постройки, которые мы сейчас можем наблюдать, сооружены в основном в 18-19 веках. Со временем огни храма стали слабеть и в 1902 году погас последний очаг. Ради туристов там теперь установлено газоснабжение. Экспозиции любопытные, но пока кто-то наслаждался чашами 14-го века, я чуть не разбила нос о зороастрийский священный камень с огнем. Думаю, ну все! Сейчас кровью брызну на их неприкасаемую столешницу, так сразу в жертву и принесут. Сорвут с себя экскурсоводы костюмчики, а там белые ритуальные брючки уже надеты. Фантазия-то у нас развита хорошо. Однозначно, если у вас будет время выбраться из самого Баку, рекомендую посмотреть храм огня.
День четвертый. Перед отъездом мы слонялись по Баку, убивая время перед отъездом. Был теплый, терпкий городской вечер. Мы шли мимо нагретой за день кованной решетки, за которой шумела листва. Впереди горел огнями очередной ресторан, а мимо на скорости пролетел автобус, осветив распахнутую в ограде калитку. За дверью темнел большой двор, а в метрах тридцати светился высокий арочный вход в здание, из которого доносилась музыка. Перед дверью сидел полный мужчина на стульчике и сосредоточенно ковырялся в носовом платке. Мы зашли в просторное помещение. Темные длинные деревянные скамьи. Лаконичные стены. Строгие черные платья и костюмы, забранные волосы, смычки в тонких руках. Живая музыка!
Опустившись на скамейку, первым рефлексом туриста было сфотографировать сцену. Но на экране телефона запечатлелись лишь маленькие темные фигурки. Зато музыка была здесь везде — вместе с запахом дерева, нагретой листвы и неистребимой ноткой старой церкви. Благодаря слепящему и мигающему свету улиц мы случайно забрели в лютеранскую кирху, ныне являющейся залом камерной и органной музыки. Людей было немного. Вот молодой парень с дредами и потертым рюкзаком. На передних рядах сидят статные и крупные матроны. Все абсолютно разные, но объединенные одним состоянием, когда великая музыка потихоньку проникает тебе прямо в сердце. Вот так неожиданно этот город на прощание обнял и прижал нас к груди.
Ирина Можайская