120 лет назад служащие астраханских аптек жаловались на свой быт

Сегодня мы вновь побалуем наших читателей историческими материалами. На этот раз они будут посвящены местным аптекам, активно развивавшихся на рубеже 19-го и 20-го веков. Правда, проблем у них тоже хватало — в основном, по их количеству и условиям работы в них. Так как данных по этой теме мы собрали предостаточно, «Астраханский листок» делит их на две части. Итак, начнем.

«Памятная книжка Астраханской губернии на 1901 год: год 18-й» (Астрахань, 1901), сообщала, что в 1899 году в пределах губернии было 11 нормальных аптек, 12 сельских, 1 филиальное отделение, 17 аптекарских магазинов и 3 больничныя аптеки. По местностям губернии аптеки распределяются следующим образом в г. Астрахани 6 вольных нормальных аптек, 3 больничных (военнаго лазарета, губернской больницы Приказа и городской Александро-Мариинской больницы) и 14 аптекарских магазинов; в уездном городе Красном Яру 1 нормальная аптека и 1 аптекарский магазин, в Черном Яру и Цареве по 1 нормальной аптеке; в уездах: Астраханском 1 филиальное отделение, 3 сельских аптеки и аптекарский магазин, Енотаевском 2 сельская аптеки, из коих одна в самом Епотаевске, Черноярском 1 сельская аптека и Царевском 2 нормальных, 6 сельских антек и 1 аптекарский магазин. Помимо выше названных аптечных заведений имелись еще небольшия аптечки при больницах и приемных покоях в улусах Калмыцкой степи, в Ханской Ставке и пос. Новой Казанке, на Баскунчакском соляном промысле, на некоторых рыболовных промыслах, а также у сельских врачей и фельдшеров, ежегодно получающих небольшой запас медикаментов, нужных для оказания первоначальной медицинской помощи.

Отметим, что лекарства тогда делали как раз в основном аптеки — готовых лекарств продавалось не так уж и много. А требовались они везде. В том числе и в путешествиях, поэтому их хранили и выдавали не только в аптеках, но и, например, на пароходах. Подтверждением этому служат сведения об изданиях, печатавшиеся в Астраханских типографиях и типо-литографиях в 1901—1903 годах. Согласно ему, в типографии В. М. Блаженкова в 1901 году выпустили «Наставление к судовой аптечке на пароходах О-ва „Кавказ и Меркурий».

В нынешней Каспийской столице России тогда даже была улица с упоминанием аптеки — Садо-Аптекарская (ныне — ул. Пестеля). Однако, коснемся теперь проблем служащих астраханских аптек. Они были достаточно хорошо описаны в статье «Невольники аптек. (К положению фармацевтов.)», вышедшей в разделе «ЛЕТОПИСЬ» газеты «Астраханский листок» № 67 от 24 марта (6 апреля) 1900 г. Приведем ее полностью.

Несколько времени тому назад на столбцах этой газеты, почти на этом самом месте, сообщалось, что в двух петербургских аптеках введен семичасовой рабочий труд и что в ближайшем будущем ожидается это нововведение и в других аптеках; все это делается благодаря бывшему 30 декабря минувшаго года (с 30 декабря 1899 года по 6 января 1900 года) всероссийскому съезду фармацевтов-служащих и владельцев аптек и аптекарских магазинов. Я уверен, что заметка эта прошла для большинства, если не для всех читателей, почти незамеченной; она осталась в памяти вместе с другими о том, что улицы вследствиe скопившейся грязи опять стали непроходимы, что нигде нет порядочнаго освещения и т. п. сведений только на текущий день, чтобы на следующий день уступать место таким-же. Совсем другое впечатление оно произвело на всех фармацевтов, служащих в местных аптеках; оно их подбодрило, подало им надежды на то, что, быть может, и наши гг. аптекари, их принципалы, поддаваясь общему течению, — явно выраженному желанию всех лучших аптекарей России облегчить положение служащих у них фармацевтов, —тоже хоть что-нибудь да сделают для облегчения положения своих служащих, что они постараются хоть чем-нибудь скрасить невеселую, не богатую никакими радостями, их аптечную жизнь. Но—увы

Надежды служащих фармацевтов их обманули: никто из всех семи местных аптекарей и провизоров, служащих в разных общественных учреждениях, не участвовал во всероссийском съезде, и поэтому они находят для себя необязательными все те постановления, которые единогласно приняли больше 500 фармацевтов, съехавшихся со всех концов нашей великой матушки России; положение местных фармацевтов, как такой категории лиц, от которых, в некоторой степени, зависит наше здоровье и даже наша жизнь, вполне, мне кажется, заслуживает того, чтобы на это положение было обращено хоть некоторое внимание не только с наружной стороны, но и со внутренней, — внимание тех лиц, кому cиe ведать надлежит; этому вопросу я и намерен посвятить настоящую заметку.

Как известно, у нас почти на 140-тысячное население всего шесть нормальных аптек и одно аптечное отделение на Форпосте; число это, как и всякий понимает, очень мало и не в состоянии удовлетворить потребностям всего населения, но в настоящей заметке я на этом вопросе не хочу останавливаться; о нем следует говорить в особой статье. Жизнь служащих фармацевтов почти во всех аптеках протекает одинаково, и поэтому мы берем такую аптеку, с положением служащих в которой мы очень хорошо знакомы и которая даже для других служит почему-то образцом; у меня сейчас как раз под рукой письмо одного фармацевта, служащего в аптеке, и вот что он пишет:

«Я фармацевт, уже восемь лет работаю в аптеках и теперь за свой труд получаю натурою стол и квартиру и жалованья 45 руб. в месяц (нарочно подчеркиваем слово «натурою»: нам хочется этим указать на то, что на этой почве очень часто рождаются недоразумения, которые почти всегда влекут за собою отказ от службы, если не всего штата, то большей части; мне только — что, например, передали, вполне из достовернаго источника, что в двухъ, самых больших в нашем городе аптеках, из — за плохого «стола» принуждены были отказаться, в каждой аптеке по одному фармацевту). Жалованья я получаю 45 рублей в месяц—(вообще же оно колеблется, начиная с 30—35 рублей — доходит до 50, самое предельное жалованье, больше котораго ни один из фармацевтов, которых я знал, никогда не получал). Как служащий, я должен удовлетворять следующим требованиям: являться ежедневно, и в будни и в праздники, в аптеку к 8 часам утра и исполнять свою утомительную, скучную, однообразную, притупляющюю всякия умственныя способности работу вплоть до 10 часов вечера, с перерывом в общем на 1 — 1,5 часа для обеда, чая и ужина,—таким образом приходится ежедневно работать по 12 —13 часов почти без всякаго перерыва, все время стоя за своим рабочим столиком в удушливой, пропитанной разными вредными испарениями, атмосфере.

Но это еще не все, что предъявляется к служащему-фармацевту. Обыкновенно до 10 раз, а иногда и больше, в месяц приходится кроме того еще дежурить, т.-е. спать в соседней с рабочей в аптеке комнате (нигде почти нет специальной, отдельной комнаты для дежурнаго, а кровать почти всегда ставится или в так называемой «материальной», или же, что еще хуже, в лаборатории) — и вставать по несколько раз в ночь, чтобы готовить и отпускать лекарства.—Таким образом, не редко без перерыва приходится работать: один день (14 часов), дежурить ночь (8 час.), другой день (14 часов), другая ночь (8 час.), третий день (14 часов), а всего 14+8+14+8+14=58 часов; после чего уже настает, на четвертый после работы день, долгожданный, «выходной», свободный день, которым фармацевт вправе располагать по своему усмотрению. Но что пользы в нем? За три дня и пару безсонных ночей работы в атмосфере, пропитанной разными вредными испарениями (как приятно пахнет, с каким удовольствием почти всякий вдыхает в себя аптечный воздух, всегда насыщенный ароматическими отделениями, когда заходит с улицы, в особенности в нашем городе; но стоит только просидеть в аптеке час-другой, и у посторонняго человека начинается головокружеше, и он обыкновенно обращается в бегство), так сильно устаешь физически и душевно, что прежде всего требуется отдых физический, и почти весь свой свободный день фармацевт отдыхает—спит. Где же тут может быть место для книги и саморазвития, когда всякое такое желание уничтожается, почти в самом зародыше? Вот где причина тому, что нас, фармацевтов, в обществе считают неучами, недорослями. Нельзя отрицать того, что есть в этом доля правды, но отнеситесь же, гг., к нам снисходительнее и не судите нас строго: ведь мы по целым дням и ночам работаем на вас».

Так заканчивается это интересное письмо. Но в последнее время, все чаще и чаще попадаются среди аптекарей личности, правда, пока единичныя, которыя своим гуманным обращением скрашивают несколько жизнь своих служащих-фармацевтов, чего у нас, к сожаленью, пока еще не замечается; своим гуманным обращением такие аптекаря предотвращают обострившиеся и принимающие прямо враждебный друг к другу характер отношения, как со стороны служащих-фармацевтов, так и со стороны аптекарей, владельцев аптек,—но об этом в следующий раз.
Ильягин.

Продолжение следует…
Михаил Пулин

Яндекс.Метрика (16+) Св. о рег. СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019.  Гл. редактор Путилина И.В. Тел. 8-937-120-9050, e-mail: astralist.info@yandex.ru