Погода world-weather.ru
Прогноз погоды в Астрахани

Астраханские гранаты и айва впечатлили персидского посланника свыше 400 лет назад

Так уж получилось, что архитектурных свидетельств времен становления Астрахани у нас практически не осталось. Но вот литературные источники все же позволяют нам заглянуть за ветхую дверцу истории с надписью 1599-1600 гг. Сегодня речь пойдет о впечатлениях от посещения Астрахани дона Хуана Персидского! Надо быть совершенно бесчувственным, чтобы пройти мимо воспоминаний человека с таким громким именем.

Если быть честными, конечно, не сама Астрахань привлекла внимание персидского шаха. На момент развития событий шах Аббас был молодым и амбициозным правителем в самом расцвете. Царство, унаследованное от отца, изначально находилось в упадке, но новый правитель проводил весьма энергичные меры по решению множества проблем. Главной из которых стали османы, захватившие обширные территории на западе и северо-западе.

Путешествие персидского посольства.

В 1599 году шах Аббас отправил посольство к разным европейским дворам для заключения с ними союза против турок. Посольство, общее руководство которым было поручено англичанину Энтони Шерли, прибыло в Астрахань в начале октября 1599 года и продолжало путь до Москвы сначала Волгой, а затем сухим путем. Пробыв в Москве всю зиму, весной 1600 года они двинулись в Архангельск, а оттуда уже в западную Европу. Среди участников путешествия был знатный персиянин Орудж-Бек (Урух-Бек в переводе С. Соколова), который, добравшись до Испании, крестился в Вальядолиде. Стоит отметить, что крестной мамой новообращенного католика стала Маргарита Австрийская, королева Испании. Так Орудж-Бек стал доном Хуаном Персидским. Он принял решение остаться в Испании и написал сочинения в трех книгах, одна из которых была посвящена описанию путешествия персидского посольства. Впервые записки были изданы в 1624 году, когда еще были живы многие действующие лица описанных событий. Печально, но насладиться дарами своего труда ему было не суждено. Наш герой вскоре после окончания написания книги погиб в уличной драке.

Книга, посвященная путешествию, начинается с того, что турецкий посол (а мы помним, что у Абасса Первого были основания недолюбливать османов) в сопровождении трехсот благородных особ прибыл к персидскому двору, предложив шаху отправить своего двенадцатилетнего сына к константинопольскому двору, где тому обещали почет и радушный прием. На самом деле турецкий султан Мехмед III, известный убийством 19 братьев, опьяненный победами в Венгрии, решил вновь потребовать у Аббаса нового аманата, взамен умершего четыре года назад. Шах, знакомый с обычаями османского двора, от сомнительного предложения отказался, опасаясь за жизнь своего наследника. Посол немало был раздосадован ответом, и видимо не посчитал нужным это скрыть. Шах был раздражен дерзкой реакцией посла и завуалированно-оскорбительным предложением султана. Припомнив обиду, нанесенную персидскому послу в Константинополе, когда во время празднеств, обрушились намеренно испорченные подмостки, шах повелел выдрать бороду турецкому послу и в таком виде отправить его обратно. Наш автор пишет, что это «поругание весьма обычное между этими государями». Кстати, здесь довольно забавным является то, что шаха Аббаса историки часто сравнивали с Петром Первым — видимо, привычка драть бороды тоже вошла в список соответствий.

В этот скудный на радушие и сдержанность период ко двору прибыл англичанин Энтони Шерли, объявивший, что «он двоюродный брат шотландского короля и что, будучи хорошо известен всех христианским королям, отправлен ими, в качестве посланника, вести переговоры с государем Персии, не пожелает-ли он заключить с ними союз для войны против общего врага, турецкого султана». Так пишет Орудж-бек. Но эта информация не полная. Другие источники указывают на то, ко двору шаха явились братья Ширли, Энтони и Роберт, которых некоторые эксперты называют не иначе, как авантюристами.

Энтони Ширли. Sir Anthony Sherley (Shirley)

Для персидского шаха радушная встреча англичан стала великолепной возможностью щелкнуть по носу турецкого султана, продемонстрировав свои связи с европейскими государствами. Знание военного дела позволило братьям занять влиятельное положение при дворе шаха. Но именно Энтони Ширли предложил Аббасу составить письма на имя восьми правителей: римскому папе, императору Священной Римской империи, королю Испании, королю Франции, королю Польши, правителю Венеции, королю Англии и Шотландии. На плечи англичанина была возложена обязанность объяснить европейским государям, насколько своевременны и выгодны для них предложения персидского шаха.

Энтони Ширли совершал свое путешествие через Грецию в турецкой одежде, для персов этот путь был невозможен. Дорога через Индию была сопряжена с длительным морским плаванием, поэтому было решено идти через «Татарию и Московию». Тем паче, что несколькими годами ранее в Персии побывал русский дипломат А.Д. Звенигородский. От имени царя Федора Ивановича он выразил стремление России установить дипломатические отношения. Встреча прошла благополучно, по ее итогам шах выразил желание быть с русским царем «в дружбе, в братстве и в любви» но определенности в русско-персидские отношения не внесла. В 1598 году в Персию было отправлено новое посольство, но еще при выезде из Астрахани среди участников началась эпидемия. Глава посольства князь В.В. Тюфякин умер в море, еще до прибытия в Гилян. Второй посол, дьяк С. Емельянов, сошел на берег уже больным и скончался по дороге в Кашан. Оставшиеся в живых не имели полномочий обсуждать или заключать какое-либо соглашение. Аббас, с нетерпением ожидавший приезда русских послов, так и не смог добиться от них вразумительных объяснений по поводу содержания договора. И давно наметившееся соглашение между Русским государством и Персией опять оставалось протоколом о намерениях.

В четверг 9 июля 1599 года, попрощавшись с его величеством и придворными сановниками, процессия выдвинулась в следующем составе: наш герой, посланник по имени Хусейн-Али-Бек, 4 знатных людей и 15 слуг, 2 монаха, Энтони Ширли, 5 переводчиков и 15 англичан. У них было 32 верблюда, нагруженных подарками, лошади и вьючные животные, необходимых для указанного числа людей. К этому стоит прибавить экзотические «подарки» шаха Аббаса императору Рудольфу II – два белых леопарда-альбиноса и редкие птицы семейства соколиных. Более трех недель они добирались до земли Гилян, примыкающей к морю Бакинскому, или Кользум.  Наш автор пишет, что «…море не было хорошо известно древним, которые даже до времен Августа Цезаря думали, что оно продолжается до соединения с океаном. Арабы называли его закрытым морем. Оно имеет 800 миль в длину и 600 в ширину, принимает много полноводных рек, и по этой причине, как некоторые говорят, его вода не очень горька и не очень солона; но я, который плавал по нему и не раз пробовал вкус его воды, могу уверить, что она довольно густая и горько-соленая». Он пишет об изобилии рыбы и морских собаках, шкуры которых используют для транспортировки оливкого масла. Пишет о непредсказуемости моря и малоопытности корабельщиков. Соколы, люди и леопарды не единожды попадали в шторм. Они находились в плавании 2 месяца, прежде чем прибыли в залив Каспийского моря, где вода была чистая и пресная. Вода здесь пресная от рек, впадающих в этот лиман; но что в море вода горькая, видно из того, что, когда ветер и вихрь гонят воду из лимана в реки, вода их становится горькой, как желчь, в чем я сам убедился. Эти реки называют реками земли Идель.

Орудж Бек пишет, что в 30 лье от этого лимана к северу начинаются земли, принадлежащие в Азии московскому государю, и первая из них — христианский город по имени Астаркан (Астрахань). Корабельщики повезли одного персиянина и одного англичанина на маленьком судне к главному начальнику города. Корабль, который по причине мелководья не мог двигаться дальше, так как размеры его были велики, но при всяком ветре ему грозила большая опасность. Во время очередного шквала, когда казалось, что судно гибнет, в море было выброшены запасы пшеницы и муки, большое количество съестных припасов и немало сундуков с одеждой и ценными вещами.

Когда миновала эта опасность, вернулись ездившие в город. Начальник города прислал с ними несколько чиновников на 4 галерах и съестных припасов. Нас пересадили на галеры, а корабль взяли на буксир. Когда мы приехали и высадились, нам устроили весьма торжественный прием при огромном стечении народа. Здесь мы застали другого посланника от персидского шаха; он ехал в Московию со свитой в 300 человек.

Да-да, шах Аббас не просто так считался мудрым, хитрым и прозорливым. В Европу он отправил леопардов и 43 человека, из которых двое обладали практически неограниченными правами заключать от его имени союзы с главами европейских государств, а в Москву пафосную свиту из трехсот человек и золотой трон персидских шахиншахов эпохи Сасанидов. А цель была проста — шах попытался вести переговоры по созданию антиосманского союза с европейцами в обход русского царя, пытаясь завуалировать от Годунова свои истинные намерения.  Дело в том, что за помощь и поддержку русский царь потребовал персидского шаха отдать свои три «отчины». К Дербенту и Баку, которые еще в 1587 г. обещал русскому царю за военную помощь шах Худабендэ, прибавилась еще и Шемаха, столица Шамхальского ханства, крупнейший центр торговли и шелководства в Закавказье, формально находящегося в вассальной зависимости от Персии. Для того чтобы обосновать причину своих претензий, в договоре, предложенным русскими, четко аргументировался статус и положение Годунова. Статус русского государя после присоединения Астрахани стал соответствовать статусу «Белого царя», именно так к русскому государю обращался шах Аббас. Чрезмерная жадность всегда в итоге наносит вред отношениям. 

Надо сказать, трон этот пригодился. Он и сейчас хранится в Оружейной палате. Простой по форме, но богато убран драгоценными камнями, да и при его изготовлении использовано 13 кг золота. На троне персидской работы короновался и Лжедмитрий I — современники отметили, что для него был установлен «престол персицкий золот с каменьем». Во время коронации на нем восседали императоры Александр III и Николай II. Лично у нас сложилось впечатление, что сей трон приносит неприятности… но это неточно.

Тут мы отдыхали 16 дней. Нам предлагали обильное угощение, а по наступлении осени в этой земле было множество арбузов и яблок отличного вкуса. Земля эта приятна, но еще приятнее была она для нас, ибо начальник, поставленный здесь великим князем Московии, велел объявить через глашатаев, чтобы никто не смел брать денег за то, что мы потребуем и возьмем, под страхом быть наказанным 200 ударами кнута.

В Астрахани 5000 жителей. Все дома их деревянные, только крепость, очень сильная, где живет главный начальник, выстроена из камня; стены ее значительной высоты и толщины. Она охраняется весьма бдительно множеством ратников, и доступ в нее можно получить только по особому разрешению. Церквей много; они невелики и наполнены очень маленькими лакированными изображениями святых, перед каждым святым весь день горит свеча. Только туземцы могут входить в церкви, а иностранцев в них не пускают.

Астрахань — один из тех городов, о которых говорит Ботеро в своих известиях, что там живут татары ордами, как евреи жили коленами; однако собственно татары бродят по полям, как бедуины, и только христиане-московиты населяют застроенные места.

Город расположен на берегу реки Волги, или Эдера. Сюда съезжается множество купцов из Московии, Армении, Персии и Турции. Главный предмет его торговли — соль. Ботеро говорит, что этот город отстоит от моря на один день пути; но я как очевидец утверждаю, что и при самой благоприятной погоде с трудом достигнешь его в 2 дня. Этот город некогда был разрушен Тамерланом Великим, да и теперь немало терпит во время войн с персиянами и турками.

Пробыв в Астрахани 16 дней и получив 5 галер, которые были сделаны для нас и для персидского посланника, встреченного нами в Астрахани при нашем приезде, мы поместились на них все: персияне, англичане и монахи и более 100 ратников московского царя, которые отправлялись с нами для охраны и прикрытия по приказанию главного начальника. Галеры были очень хорошо устроены, на каждой было по 100 гребцов. Мы собирались плыть по реке, которую называют Эдер и которая, очевидно, есть Волга. Она имеет в ширину половину большого испанского лье. По обеим берегам ее обитают татарские племена, разделенные на орды, или колена, проводя жизнь большей частью в полях среди своих стад, которыми главным образом ведут торговлю. На этой реке есть множество рыболовов, которые ловят больших рыб, вроде испанских лососей, но гораздо крупнее и красивее: самая малая весит 30-40 фунтов. Удивительно, однако, что никто не решается есть мясо этих рыб, а ловят их только для добывания из них яиц, коих в них бывает 6-7 фунтов; яйца черны как спелые фиги, очень приятны на вкус и сохраняются в сушеном виде год и два, не портясь. Здесь также сберегают айву и гранаты. Они составляют лучшее угощение в этой стране.

Действительно удивительно. Сейчас тоже мало кто решается есть мясо этих рыб, но по совсем другой причине. А купить красную рыбу весом в 40 фунтов шансов столько же, сколько встретить испанского лосося.

На берегу этой реки, по пути в Московию с правой стороны, обитает татарское племя, которое разводит верблюдов, лошадей и мелкий скот и живет, подобно бедуинам, переменяя свое местожительство по временам года. Это племя называется Ногаи. Так как пастбища находятся на другом берегу реки, а мостов, по которым мог бы перейти скот, нет, то при ежегодной переправе через реку в августе, когда вода стоит особенно низко, они употребляют для скота такой способ: связывают животных хвостами и пускают их по 30 и по 50; животные, толкая друг друга, преодолевают течение воды и переправляются. Для мелкого скота протягивают над водой полотнища толстой просмоленной ткани, наподобие корабельных досок, очень плотно сотканные, и, натянув их шестами, переводят баранов и овец; но так как расстояние очень велико — ибо и в более узком месте река имеет в ширину одно лье, — то половина стада обыкновенно погибает. Это племя татар одинаково готово служить тому или другому государю и владеет скотом в таком изобилии, что баран стоит меньше реала.

Ну не было тогда современных и безопасных способов передвижения через водные преграды. Что уж тут говорить, если и сегодня кое-где в Астраханской области до сих пор сохраняются приверженцы подобных аттракционов над водой…

Мост через ерик Ильмаметьев в пос. Костюбе Володарского района

Два месяца мы плыли по этой реке и через каждые 10 дней высаживались на каком-нибудь местечке, потому что по берегам реки расположены небольшие селения с деревянными домами. В каждом селении мы оставляли гребцов и брали других на свои галеры — все это делалось по распоряжению ратников, которые провожали нас по приказанию московского царя. По обоим берегам реки тянутся горы, населенные и весьма высокие; в них мы видели много медведей, львов, тигров и куниц разных пород. На расстоянии каждых 100 лье есть город, принадлежащий московскому царю, и первый из них, к которому мы прибыли, назывался Ямар (Черный Яр?), второй — Саресен (Царицын?), третий — Симер (Самара?) и другие, им подобные. Когда на реке поднималась буря, гребцы высаживали на берег лошадей, и они тянули галеры канатами. Каждую ночь мы проводили на берегу в открытом поле, под охраной и защитой ратников.

Ну, как это прокомментировать? Мы можем допустить яйца цвета фиги и баранов за один реал. Но вот смесь куниц, львов и медведей в районе Волгограда поистине гремучая. Путешествовали они не летом, поэтому версия с солнечным ударом отпадает. Конечно, не исключено, что в тот же период времени пешим ходом до Москвы шла еще одна неведомая историкам делегация с личным зоопарком. Но, скорее всего, Орудж Беку просто следовало фиксировать увиденное сразу, а не спустя несколько месяцев, наслаждаясь заслуженным отдыхом на испанском побережье.

Мы не будем рассказывать вам про все перепитии этого действительно интересного похода. Если есть желание, можете прочитать книгу дона Хуана Персидского целиком. Но каков же все-таки итог этого опасного и ответственного путешествия? Так уж совпало, что в Европе намечалась Тридцатилетняя война, в Московском государстве гремела Смута, и в итоге проектом союза против Турции никто из стран не заинтересовался. Лишь Англия заинтересовалась Персией, но и то, лишь в качестве торгового партнера. Роберту Ширли удалось достичь расположения шаха Аббаса и получить льготы для английских купцов. За это сэра Роберта и почитают британские историки.

Царь Годунов получил в подарок золотой трон персидских шахиншахов эпохи Сасанидов.
Император Рудольф II – леопардов альбиносов.
Христианский мир – несколько новых, зрелых духом католиков.
Орудж Бек — получил крутое имя и стал писателем.
Астраханцы же — скромное, но такое важное описание их города и окрестностей в тот стародавний период, когда фотографию еще не изобрели, а строить крепкие сооружения уже не умели.

 

Ирина Можайская

Яндекс.Метрика (16+) Св. о рег. СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019.  Гл. редактор Путилина И.В. Тел. 8-937-120-9050, e-mail: astralist.info@yandex.ru