Астраханцы вспоминают Василия Агапкина

На встрече краеведов рассказали о подробностях астраханского периода жизни автора марша «Прощание славянки».

Прошедший накануне круглый стол «Имена в истории музыкальной Астрахани» был ознаменован встречей краеведов, музейщиков и архивистов. Собравшиеся в городском музее культуры специалисты затронули историю судеб некоторых известных личностей, в числе которых был и Василий Иванович Агапкин — автор марша «на все времена» — «Прощание славянки». В этом году страна отмечает 135-летие со дня его рождения. Именно о Василии Агапкине «Астраханский листок» сегодня и намерен рассказать.

«Прощание славянки». Практически ни один военный парад в России не обходится без этого музыкального произведения. Скажем больше — его знают и любят и за рубежом — в Японии, США, других странах. Выдающийся музыкант Франции Поль Мориа неслучайно назвал этот марш «Вечной Россией». Один из его вариантов — польскую песню «Расшумелись плакучие ивы…» написал поэт Роман Слёнзак перед Второй мировой. В Польше песня общеизвестна именно в этом варианте и не раз звучала в польских кинофильмах о войне.

В 1912 году началась война на Балканах. Именно тогда в Тамбове наш герой и задумал свое бессмертное произведение. Агапкин писал товарищу: «Что-то дрогнуло в душе моей, заискрилось, я услышал в себе мощную волну торжественной музыки«. Василий Иванович просиживал ночами у рояля, стараясь передать свое душевное состояние на ноты, рвал их, начинал снова. И лишь когда ему показалось, что получилось, он пригласил капельмейстера оркестра и сыграл марш на трубе. Он тогда не понял, почему его слушатель прослезился и расцеловал в обе щеки: «Вася, это же гениально!»

Старообрядческая церковь Покрова Пресвятой Богородицы (бывшая православная церковь Рождества Христова), которую посещали Агапкины

Но возвратимся в Астраханскую губернию, где будущий композитор, родившийся 3 февраля 1884 г. в селе Михайловское Рязанской губернии в семье крестьянина-батрака, провел свои детство и юность. В документах Государственного архива Астраханской области (фонд № 731 «Церковь Рождества Христова г. Астрахани»), как рассказала его главный архивист Ильмира Кадырова, встречаются многочисленные подтверждения этому. Так, известно, что мать Агапкина скончалась в Астрахани через год после рождения сына. В метрической книге об умерших за 1885 г. имеется запись под №12 о смерти 7 июля крестьянки Рязанской губернии Михайловского уезда Лукояновской волости Акилины Васильевны Агапкиной, 29-ти лет, от лихорадки, погребенной 8 июля.

Позже отец Василия женился второй раз. В метрической книге о бракосочетавшихся за 1885 г. под №23 записано о бракосочетании 21 августа крестьянина Рязанской губернии Михайловского уезда Лужковской волости Ивана Устиновича Агапкина, 29-ти лет от роду, и крестьянки Нижегородской губернии Арзамасского уезда Собакинской волости Анны Матвеевны Кондратьевой (Харитоновой), 18-ти лет.

В церкви Рождества Христова за 1885 г. сохранились и документы со сведениями о женихе Иване Агапкине и невесте Анне Кондратьевой (Харитоновой). Так, в Свидетельстве, выданном 18 августа 1885 г. Астраханским городским полицейским управлением Ивану Агапкину, указано, что он состоит вдовцом по первому браку, что подтверждается свидетельскими показаниями. А в копии билета на проживание на срок до 10 октября 1885 г., выданного крестьянину Нижегородской губернии Арзамасского уезда Собакинской волости Матвею Максимовичу Харитонову, указано, что «при нём» состоят: жена Екатерина Трофимовна, 38-ми лет, и дочь Анна.

Также в архиве имеется удостоверение, выданное 17 сентября 1885 г. Лужковским волостным правлением крестьянину деревни Шанчеровки Ивану Агапкину, подтверждающее, что он действительно был женат первым браком на Акулине Васильевне. А на обороте документа имеется характерная для того времени надпись: священник Н. Малиновский свидетельствует, что крестьянин Иван Агапкин и девица Анна Матвеевна были у него на исповеди 20 августа 1885 г. В метрической выписке о рождении Анны Кондратьевой (Харитоновой) 3 ноября 1866 г. родителями указаны крестьянин деревни Озерок Матвей Максимович Кондратьев и его законная жена Екатерина Трофимовна.

Детство автора прославленного марша было нелёгким. Иван Устинович работал грузчиком в астраханском порту, непосильный труд подорвал его здоровье, и вскоре он умер. Анна Матвеевна любила мальчика, но оставшись после смерти мужа одна с четырьмя детьми, выбивалась из сил, чтобы их прокормить. Спасаясь от голода и нищеты, Анна Матвеевна отправляла старших ребят на улицу просить милостыню. Василий был мальчиком любознательным, к тому же имел идеальный музыкальный слух, что и сыграло определяющую роль в его судьбе. Cлучайная встреча с военным капельмейстером батальонного оркестра резко изменила его жизнь — десятилетнего Агапкина зачислили учеником в духовой оркестр 308-го Царевского резервного батальона Астраханского пехотного полка.

Через пять лет Вася Агапкин был признан лучшим солистом-корнетистом полка — случай редчайший! По окончанию срока действительной службы, отслужив срочную в Тверском драгунском полку под Тифлисом, в декабре 1909 г. Агапкин, освоивший к тому времени новый инструмент — трубу, отправился в губернский город Тамбов, где имелось известное в стране музыкальное училище, в которое он мечтал поступить. 12 января 1910 года В.И. Агапкина зачислили штаб-трубачом квартировавшего в Тамбове седьмого запасного кавалерийского полка. Скромное жалованье тратил на музыкальную литературу, кстати, собирал он ее всю жизнь. Как одержимый готовился Василий Иванович к поступлению в Тамбовское музыкальное училище и осенью 1911 года его приняли в класс медных духовых инструментов. Там уважаемый в городе педагог Федор Михайлович Кадичев привил своему талантливому ученику чувство вкуса и формы крупных сочинений, обучил дирижерскому искусству.

Именно в Тамбове осенью 1912 г. Василий Иванович создал марш «Прощание славянки». Впервые он прозвучал на перроне Тамбовского вокзала перед отправкой воинов-добровольцев на Балканы, затем на параде своего кавалерийского полка. Вскоре необычная своей глубиной, душевной взволнованностью мелодия разлилась по всей России. Сам Агапкин писал: «Марш написан мною по поводу балканских событий 1912 года. Он посвящается всем славянским женщинам«. На обложке появившегося вскоре издания нот «Славянки» была изображена молодая женщина, прощавшаяся с воином. Вдали виднелись Балканские горы и отряд солдат, а надпись на обложке гласила: «Прощание славянки» — новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина».

Произведение как бы вобрало в себя тревожное предощущение грядущих войн. И в первую же из них, разразившуюся в августе 1914 г., грустное и грозное «Прощание славянки» телеграфной молнией облетело едва ли не все вокзалы и призывные пункты России. В годы гражданской войны в частях белой гвардии слова этой песни переиначили, что стало причиной того, что после ее окончания марш «Прощание славянки» на долгие годы оказался под запретом. Василий Иванович Агапкин тогда сменил трубу на винтовку и кавалерийский клинок, воевал в составе 1-го Красного гусарского Варшавского полка Западной дивизии. Во время службы в Красной Армии Василий Иванович организовал духовой оркестр в Первом красном гусарском полку, который оборонял от белополяков белорусские города Минск, Гродно, Барановичи. После войны молодого талантливого музыканта назначили военным капельмейстером одного из оркестров Тамбовского гарнизона.

В 1922 г. Агапкин и его оркестр победили на смотре, который состоялся в Москве, здесь же всю «команду» и оставили для дальнейшего прохождения службы. В столице Василий Иванович продолжил свои композиторские опыты и особенно преуспел в жанре вальса: «Волшебный сон», «Любовь музыканта», «Голубая ночь», «Сиротка» и многие другие его сочинения любили слушать москвичи с эстрады сада «Эрмитаж», под музыку этих вальсов танцевали в парках, где регулярно выступал оркестр под управлением Агапкин. В 1924 г. он со своим оркестром провожал в последний путь В.И. Ленина. В 1928 г. Агапкин организовал духовой оркестр из беспризорников (в Болшевской трудовой коммуне в Подмосковье), многие из которых позже занялись музыкой профессионально. В 1938 г. его пригласили участвовать в работе по усовершенствованию боя часов на Спасской башне Кремля.

Когда началась Великая отечественная война, Агапкина, получившего звание военного интенданта первого ранга, назначили начальником духовых оркестров отдельной мотострелковой дивизии имени Дзержинского. Именно ему, старейшине капельмейстерского корпуса страны, было поручено дирижировать сводным оркестром на параде войск в Москве на Красной площади 7 ноября 1941 г. Вскоре после парада Агапкин получил назначение в Новосибирск, а в 1943 г. снова вернулся в столицу. На параде Победы в 1945 г. оркестр Агапкина входил в состав сводного. После же войны его оркестр регулярно выступал с концертами в Москве, а он сам был главным дирижером образцово-показательного оркестра КГБ. Умер композитор 29 октября 1964 г. и похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

«Реабилитировала» и вернула всем нам в 1957 г. «Прощание славянки» замечательная картина о войне «Летят журавли». Марш звучал потом и в «Белорусском вокзале», и во многих других фильмах, спектаклях и телепередачах, посвященных Великой Отечественной, накрепко слившись с тем незабываемым временем в сознании миллионов людей. Еще один интересный факт — в России любовь к этому произведению настолько велика, что его даже хотели сделать в 1990-х гг. гимном страны. Говорят, даже Иосиф Бродский, будучи в изгнании, просил Мстислава Ростроповича убедить президента Б. Ельцина выбрать в качестве гимна «Славянку».

 

Фото: archive.astrobl.ru
Михаил Пулин

СМИ сетевое издание «Астраханский листок» (свидетельство Роскомнадзора ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019 г.). 16+ Учредитель и главный редактор: Путилина И. В. E-mail: astralist.info@yandex.ru Тел.: 8-937-120-9050