Жадность или законы — что погубило астраханское виноделие?

Если рассматривать женщин и алкоголь как причину многих трагедий, то в случае астраханского виноделия можно сказать, что во многом одна беда погубила другую. Продолжаем рассказывать про некогда славившееся направление сельского хозяйства Нижнего Поволжья. С первой частью материала можно ознакомиться в статье краеведческо-новостного портала «Астраханский листок» «Виноделие в Астрахани: от австрийского монаха до армянского чихиря».

Итак, в 1764 г. Екатериной II была назначена комиссия для рассмотрения винных и соляных сборов, которая нашла единственный способ увеличить государственный доход – отдать питейную торговлю на откуп частным лицам. В январе 1788 года им разрешили продавать и казенные виноградные сады. С изданием этого Высочайшего повеления завершилось существование казенного садоводства в Астрахани и практически прекратила свою деятельность садовая контора.

Но еще более полутора веков назад Астрахань поставляла в Москву вина типа рейнских из местного винограда, давала в год до 30 000 бутылок шампанского. Хотя череда необычайно морозных зим в середине 19 века, активно развивающиеся конкуренты с Кавказа, поставляющие вина хорошего качества, и от астраханского виноделия, как самостоятельной отрасли, практически ничего не осталось. Да, виноградников в губернии было много. Но без господдержки никакие личные угодья не могли составить конкуренцию крымским, дагестанским или грузинским винокуренным заводам.

Еще в начале 20-го века в редком астраханском селе не было виноградника. Особенно много их было в окрестностях города и в селах Началово (Черепаха), Кулаковке, Трех Протоках, Мошаике, Осыпно-Бугоринском, Карагалях, Яксатове, Башмаковке, Зацаревском, Солянке, Килинчах. Астраханские виноградники не могут обходиться без поливки не только потому, что в крае очень незначительное количество осадков, но и в следствие особенностей культуры. Поэтому сады располагались близ водных бассейнов: речек и озер, называемых ильменями.

В 18 веке французский путешественник Барбье в своих «Исторических и географических воспоминаниях» еще писал, что «…вино там хорошего качества, по рублю за ведро, что составляет 15 бутылок, — пишет он. — Виноградные лозы, культурно растущие в значительном количестве в окрестностях Астрахани, дают вино, слабое, но приятное и очень похожее на шампанское. Его потребляют все в стране». А вот в путеводителе 1904 года авторства Бесчинского уже упоминается, что астраханское вино недорогое, но и невысокого качества. Причиной этого стало то, что сознательных знатоков садового дела, могущих самостоятельно разбираться в сотнях возникающих на практике вопросах, было немного. Да и сами астраханцы во многом сами усугубляли проблему — продавать виноград стало проще и выгоднее, чем делать из него вино.

Но и тут наши ребята умудрялись опозориться. Вот что писали местные газеты: «В погоне за высокими ценами, которые предлагаются на рынках за первые партии вывозного винограда, скупщики спешат с первой отправкой товара, один перед другим, укладывая в корзины и ящики незрелую ягоду. Такие недоброкачественные партии товара устанавливали плохую славу за астраханским виноградом и портили цену всем последующим партиям нашего винограда. Таким образом, на рынках, несмотря на то, что за первыми партиями поступал доброкачественный зрелый виноград, на последний не предъявлялось надлежащего спроса, и поэтому он не мог и цениться на рынке по достоинству. И за нашим виноградом установилась дурная слава, определяемая качеством «самоварной мази».

В 1874 году в Астраханской губернии площадь виноградников составляла 92 десятины. Правда, через 11 лет их площадь увеличилась до 416 десятин, где росли 500 000 виноградных кустов. Но в конце века преимущественно разводили столовые сорта винограда («толстокожие и скороспелые», по свидетельству очевидцев). Лучшие вина напоминали западноевропейские и продавались по 65 коп. за бутылку; т.н. «простые вина»«красное вязкое, похожее вкусом на закавказское», шло местному населению не дороже чем по 20 коп. за бутылку, а «жидкое красно-фиолетовое — поддельное и подслащенное» вообще по 10 коп. Положение местного виноделия оставалось неудовлетворительным по причине того, что производимые там вина «изобильно приправляли спиртом, красящими веществами и разными пахучими снадобьями», что дало тогда основание видному ученому-виноградарю и виноделу Михаилу Балласу сделать вывод о том, что астраханские вина – «положительно вредный напиток».

Сбор винограда в Астрахани начинался в середине сентября. Отдельно давили кишмиш, из которого делали вино типа «го-сотерн» и «венгерские вина» (стоявшие, впрочем, далеко от своих прототипов – пишет Баллас); остальные сорта давили все вместе, отделяя лишь красные от белых. Невыдерживаемое вино поступало в продажу уже в декабре. Столовое вино, известное под названием чихиря (как и на Тереке), быстро скисало. В условиях засушливого климата виноградники нужно было постоянно поливать, но даже в таком случае вследствие солоноватости воды качество вин оставляло желать лучшего.

В 20 веке неоднократно были попытки разработать руководства по виноградарству, объясняющие то, как именно надо ухаживать за астраханским виноградным кустом: как и когда его поливать, как производить прощипку, подвязку, подрезку куста, как получить хорошую, пригодную для рынка, столовую ягоду и т.д. Не успели. Грянула революция и чубуки отошли на второй план. Затем борьба с пьянством и неоднократные антиалкогольные кампании привели в тому, что от виноградников по стране вообще мало что осталось. Следствием развала СССР было отделение от России винодельческих Грузии (вместе с соседними кавказскими республиками), Украины, Молдавии и среднеазиатских стран (особенно, Казахстана). Теперь с виноделием у России остались лишь три региона: Краснодарский и Ставропольский края, а также Ростовская область.

Что мы имеем сейчас? Отсутствие виноградников и сырья привело к активной закупке иностранного балка (от английского «bulk wine» — «наливное вино» или «вино из наливной тары») российскими заводами. Балк всегда продается сухим. Не в смысле порошкового варианта, а практически без сахара, который дрожжи полностью переработали в спирт. Его наливают в автоцистерны, если ехать недалеко (например, из Европы в Россию) или в особые контейнеры для транспортировки по воде или железной дорогой. Как только этот материал попадает к покупателю, с ним начинают производиться различные манипуляции. Добавляется сахар для создания полусладкого или сладкого вина. Производится газирование для игристых вин. Спирт для крепленых и так далее.

Так, винодел Алексей Скляров, основатель КФХ «Кантина», рассказывает об этом более эмоционально: «В упрощённом виде это гигантский танкер, который стоит в новозеландском или аргентинском порту, в который все местные фермеры свозят остатки своего вина. Там оно сливается в одну кучу, и говорить о какой-либо сортовой принадлежности не приходится. Дальше танкер идёт в Санкт-Петербург, где есть специализированный терминал по приёму такого груза. Этот «шмурдяк» разливают по цистернам и отправляют на наши винные заводы. Там уже кто сразу разливает это в бутылки, кто ещё добавляет сахар, спирт или краситель. Собирается дегустационная комиссия завода, пробует, что там получилось, и решает, что будет клеить на этикетку — Испанию, Италию или Францию».

Хотя в последнее время производство винограда в России растет практически бешеными темпами, спрос на российское вино из-за его дешевизны тоже не отстает. Предприятия, даже имеющие собственные виноградники, все равно закупают винные материалы за рубежом — в основном, в Европе. При этом «правильные» виноделы, которые решаются делать вино только из собственного винограда, оказываются по отношению к использующим виноматериал предприятиям в проигрышном положении.

В

Астраханской области тоже есть энтузиасты, которые пытаются возродить то, что было утрачено. Так заведующая Астраханским виноградным сортоиспытательным участком филиала ФГБУ «Государственная комиссия Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений» Нина Блохина рассказывает, что в бэровских буграх отсутствуют насекомые, наносящие большой вред винограду и этот вредитель не встречается только в буграх нашего региона. А наше палящее солнце  повышает сахар в винных сортах до 12-15 % раньше обычного срока, что позволяет быстрее начать производить вино.

Было бы замечательно, если бы их проекты возрождения виноградников и виноделия поддержали власти. Ведь не секрет, что региону очень нужны рабочие места, качественные и натуральные продукты, но без поддержки государства мы так и останемся на уровне производства маленького виноградника и дешевой бражки. Кстати, сейчас на федеральном уровне принимается законопроект о поддержке виноградарстве и виноделии — возможно, это и даст толчок к их развитию.

В завершение нашей статьи предлагаем оценить 112-летней выдержки заметку из астраханского журнала «Сад, огород, бахча». Вдруг приведенные до революции советы вам придутся по вкусу и именно вы возродите былую славу астраханского виноградарства и виноделия!

Работы на виноградниках

  • 1-14 марта. Можно приступить к исправлению подвязочной системы: укреплению пошатнувшихся сох, подвязке жердей, замене испорчегося леса (сох и жердей) новыми.
  • 15 марта. Открывается виноградник совсем, если не холодно или наполовину, оставляя на короткое время покрышку из сена.
  • 20 марта. По уборке борозд и увалков производится «сухая» подвязка винограда. Работы по подвязке должны быть закончена к 5 апреля.
  • 10 апреля. Как начнется распускание почек и появятся побеги, виноградник следует полить. Особенно требуют полива те части виноградника, в которых замечается задержка в распускании почек.
  • 20 апреля. Полезно виноградник опрыскать бордосской жидкостью. Астраханцы первое опрыскивание чаще делают после зеленой прощипки (10-16 мая).
  • 25 апреля. Можно повторить полив, особенно если «кашки» много, а рост побегов не отличается силой. Если виноградник одевается листвой хорошо, то можно и не поливать, или сделать полив только тех борозд, которые отстают в росте.
  • Начало мая. Первая обсыпка серой – после распускания почек, когда побеги достигли длины, приблизительно, 4 дюйма (2 и ¼ вершка).
  • Половина мая. Когда листья достигли приблизительно 2/3 нормальной величины – опрыскивание бордосской жидкостью.
  • Половина июня. Во время цветения винограда – вторая обсыпка серой, которая должна быть обильной, так как она предназначается не только для уничтожения паразитов, но и способствованию цветению и правильному оплодотворению.
  • Конец июня. Когда опыление совершилось вполне, приступают к повторному опрыскивание бордосской жидкостью.
  • Конец июля. Очередное опрыскивание бордосской жидкостью.
  • Начало августа. Через несколько дней после опрыскивания производят третью обсыпку серой, причем на этот раз можно употреблять смесь из равных частей серы и гипса.

 

Материал подготовлен на основе книги «Виноделие в России» М. Балласа (СПб, 1895), журнала «Сад, огород, бахча» Астраханского общества Садоводства и Огородничества (Астрахань, 1907), сайта donnews.ru

Ирина Можайская

Яндекс.Метрика (+16) Св. о рег. СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 75401 от 12.04.2019.  Гл. редактор Путилина И.В. Тел. 8-937-120-9050, e-mail: astralist.info@yandex.ru